Новости

Новости

Эксперт РАНХиГС Марина Сухорослова: Что такое разрыв в бизнесе и как с ним бороться?

17 Июля2014
Эксперт РАНХиГС Марина Сухорослова: Что такое разрыв в бизнесе и как с ним бороться?

У вас в компании проблемы, которые нужно решать здесь и сейчас? Не стоит тратить время на копирование чужого опыта. Сделать бизнес сильнее поможет работа над проектом, лежащая в основе обучения, рассказала исполнительный директор Высшей школы международного бизнеса РАНХиГС (ВШМБ) Марина Сухорослова.

Как быть, если вы – топ-менеджер, но вы не понимаете, что не так и куда двигаться дальше? Что делать, если вы – перспективный молодой менеджер и работодателя интересует ваше умение решать реальные проблемы бизнеса, практический опыт, но его пока маловато? Обучаться действием. Сегодня можно прийти в бизнес-школу со своими проблемами и на их основе разработать глобальный проект по оптимизации бизнеса. Иногда ситуация сложнее – понять, что «болит» у компании, и найти «лекарство». Тем, кому нужно набраться опыта, школы даже могут предоставить «подопытную» компанию – для тренировок. Ну и, конечно же, практиков бизнеса, готовых во всем этом вам помочь. Об отличиях и возможностях проектного обучения E-xecutive.ru побеседовал с Мариной Сухорословой, директором программы Executive MBA и исполнительным директором ВШМБ РАНХиГС.

– В чем особенность проектного обучения?

– Проектное обучение, по сути, означает обучение действием. Усвоение материала увеличивается в разы, так как вы можете сразу же применить изученные в аудитории инструменты на практике. Как только вы начинаете преломлять полученные знания на примере собственной компании, вы начинаете смотреть под другим углом и замечать то, чего не видели раньше. На поверхность всплывают не видимые ранее разрывы или вызовы, за которыми часто кроются новые возможности.

– Каковы, на ваш взгляд, принципиальные отличия между проектным и кейсовым методом обучения?

– С хорошим кейсом можно работать и 20, и 30 лет, потому что там есть некая типовая управленческая ситуация. Но не стоит забывать, что это: 1. чужой опыт; 2. прошлый опыт. Даже если вы прорешаете 200 кейсов, далеко не факт, что столкнетесь в реальности с похожей ситуацией. А иногда, проанализировав 10 кейсов, напротив, можете увидеть в своем бизнесе похожую ситуацию. Тут нет никакой гарантии. Тем не менее я придерживаюсь той точки зрения, что кейсы надо использовать как образовательную технологию. Это удобный вариант продемонстрировать те или иные инструменты, которые слушатель может потом опробовать и в своем учебном проекте, и в своем бизнесе. В этом смысле проектное образование имеет более широкое значение: вам рассказали – вы реализуете, проверяете. И что важно, при этом стоите перед необходимостью подобрать тот инструмент, который нужен здесь и сейчас.

– То есть вы не отказываетесь от кейсов?

– В плане кейсов ВШМБ – сторонник классической технологии. Причем мы считаем, что лучше изучать ее там, где такая практика оттачивалась десятилетиями. Поэтому в октябре 2013 г. состоялся зарубежный модуль программы EMBA в Бостоне, где под руководством профессоров Harvard Business School слушатели «принимали глобальные стратегические решения» по классической гарвардской технологии. На работу с одним кейсом в аудитории уходило два часа, в день мы анализировали три кейса. Каждый — это всегда тщательно срежиссированное представление со своими законами и правилами, со своими интригами и подводными камнями. И даже с послесловием в виде короткой интерактивной лекции, завершающей обсуждение и знакомящей с последними исследованиями по теме кейса. А за кадром стоит большая предварительная работа: кейс слушатели получали заранее, так как требовалось, во-первых, прочитать достаточно объемный материал, а во-вторых, произвести определенные предварительные расчеты. Замечу, что информации по кейсу специально давалось очень много – нужно было суметь заранее самостоятельно вычленить важное для принятия решения.

– Каким образом подбирали кейсы?

– В ВШМБ мы ориентируемся на индивидуальный подход, даем слушателям немало выбора. Так же дело обстояло и при подготовке поездки в Бостон. Было предложено 11 кейсов с тезисным описанием, надо было выбрать шесть.

– Какова специфика проектного обучения на MBA и EMBA? Какие есть типы проектов?

– У нас на сайте указано, что за все время обучения вам предстоит пройти до различных 10 проектов. Не все проекты равносильны и по трудоемкости, и по значимости. Если вкратце, то это индивидуальные и групповые проекты по решению проблем в компаниях слушателей, функциям бизнеса, антикризисной тематике, разработке стратегии и структуры компании. Мы стараемся ориентировать слушателей на выполнение проектов на примере собственной компании. Однако случается, что человек не хочет или не может афишировать свою компанию или не имеет доступа к каким-либо данным. Поэтому на МВА групповые проекты – частое явление. Плюсы состоят в том, что вы, делая проект на базе компании другого человека, расширяете свои знания, приобретаете больше опыта, видите ситуацию со стороны и в результате предлагаете более эффективные решения. Поэтому сделать свою компанию базовой для проекта группы — это всегда плюс: синергия работающих над задачей идет вам в копилку. Если не получается подключить вас к какой-то группе внутри потока, мы ищем вам «подопытную» компанию среди наших партнеров и выпускников. Есть еще один интересный тип проектов – те, которые выполняются в рамках выездных занятий. Это групповая проектная работа для чужой компании, достаточно короткая, концентрированная, под определенную задачу.

– Кто и как оценивает проектные работы?

– Все проекты защищаются публично, а не только сдаются на бумаге. Проекты по менеджменту и итоговые проекты защищают целый день. Для этого создается специальная комиссия, включающая представителей администрации, преподавателей и обязательно практиков бизнеса из числа наших выпускников. Как правило, защиты слушает весь поток, потому что это обучение через чужой опыт. Для программы ЕМВА присутствие на таких сессиях является обязательной и одной из ценных частей программы.

– Есть ли какие-то особые требования к преподавателям?

– Если мы говорим о большом проекте, то тут нужны только те, кто являются бизнесменами-практиками, консультантами. У нас, кстати, около 70% преподавательского состава имеет собственный бизнес. Практически все выполняют консультационные проекты. Также должен быть большой опыт учебно-методической работы. Преподаватели должны хотеть и уметь донести свои практические знания, «гореть душой», быть готовыми к тому, что слушатель в любой момент может обратиться с вопросом или за консультацией. За каждый проект руководитель отвечает своей репутацией. Команда таких преподавателей в ВШМБ формировалась годами, и в этом наша сила.

– Что собой представляет итоговый аттестационный проект на MBA?

– Это практическая работа, которая в идеале проходит через все ваше обучение и начинается с самых первых дней в школе. Практически всегда выполняется на базе собственной компании. Единственное исключение – если у вас нет активного работодателя или компания, в которой вы работаете, не позволяет раскрывать какую-то информацию. Тогда возникают альянсы, и вы выполняете групповой проект. Как правило, участники разбиваются по функциям: один берет маркетинговую составляющую, другой финансовую и т.д. Иногда так возникают стартапы, и, согласно нашей статистике, проекты почти на 100% реализовываются через 8-9 месяцев после окончания обучения. Новые бизнесы часто бывают глобальными. На EMBA сейчас, например, международный тандем организовался, объединяющий при этом экономики трех государств. Во что это выльется, посмотрим этой осенью, когда участники будут защищать свой проект.

– Что собой представляет итоговый аттестационный проект на EMBA?

– Там принципиально другой подход. Слушатели EMBA – это первые лица компаний, часто на 80% «2 в 1» (и собственник, и генеральный директор), руководители крупных подразделений. Все это люди, принимающие стратегические решения. Здесь проект положен в основу обучения. Наша главная задача – помочь определить фокус работы. В самом начале обучения мы просим слушателей написать небольшое эссе о том, что же «болит» в компании, где угроза, каков вызов, на который если не ответить, то бизнес через два года окажется позади своих конкурентов. Потом мы обсуждаем с ними тренды. Сухим остатком этой работы становится некий перечень тенденций, которые присутствуют сейчас в мировой и российской экономике, в отрасли каждого из обучаемых. Это заставляет задуматься: «А что мне несет тот или иной тренд?» И многие находят тут вызовы, о которых раньше и не подразумевали. Дальше в жарких дискуссиях обсуждаем «открытые» ими вызовы, параллельно определяя два-три наиболее критичных для каждого из участников. Следующий этап – это фокусировка на конкретной проблеме. Это больно и трудно, потому что вы должны рефлексировать и искать разрыв, предпосылки, причину, не кидаясь сразу (как любят делать многие) на поиск решения. Вот простой наглядный пример: финансист говорит о каких-то сложностях в процессах, а сложности сидят совсем в другом поле – например, в его взаимоотношениях с советом директоров, который его просто не слышит. И тогда ему имеет смысл делать проект не на финансовую тему, а на тему корпоративного управления. Тут очень помогают дискуссии. Слушаем каждого, группа накидывает варианты, говорит «посмотри туда», «посмотри сюда», «слушай, а я делаю так» и т.д. Следующий этап: к пятому модулю из девяти, проходящих в Москве, у каждого слушателя железно должно быть определено конкретное направление работы. На этом этапе вы успокаиваетесь, отпускаете все сомнения и метания, концентрируетесь, начинаете работать со своим научным руководителем и экспертами.

– Бывает, что в процессе обучения тема основного проекта меняется?

– Чем отличается проект от кейса? У кейса годами может ничего не меняться в условиях – и он может оставаться актуальным. Но в реальности мы не живем под колпаком. Проектное обучение очень тонко чувствует любые изменения в бизнесе. Добавилось еще одно обстоятельство – и все, ваш проект никому не нужен. На МВА можно было бы его продолжить, просто рассмотрев ситуацию как модельную. На EMBA это бессмысленно, потому что тут учебный процесс строится вокруг того, что вы делаете для своей компании. Поэтому если на EMBA проект становится неактуальным для слушателя – тема однозначно меняется. Был, кстати, случай, когда слушатель EMBA очень активно внедрял в своей компании то, над чем работал в рамках проекта. В итоге за два месяца до защиты диплома он заявил, что меняет тему проекта. На вопрос «почему?» он ответил: «А мне это уже не интересно. Я это уже внедрил в своей компании и теперь поставил перед собой новые цели – об этом и буду писать».

– Как сегодня меняется запрос слушателей?

– В последние месяцы все чаще звучат новые запросы, которые подталкивают нас на добавление блока дисциплин по GR (дословно «связь с государственной системой управления»), лоббированию, социальной ответственности бизнеса, крупным закупкам, корпоративной культуре, современным IT-технологиям, работе с Китаем. Но, так как быстро редизайн программ сделать просто невозможно, пришла идея – освещать эти темы в формате круглых столов с панельными дискуссиями. В сентябре состоится первая серия таких встреч.

– Растут ли запросы по темам, посвященным антикризисным стратегиям?

– Как это ни странно звучит, нет. Наоборот, как только о кризисе все заговорили, у нас курс «Антикризисное управление» практически перестали выбирать. Просто потому, что эта тема сейчас острая и актуальная (по сути, вся деятельность наших слушателей сейчас антикризисная) и поднимается практически в рамках всех курсов.

– Были ли в вашей практике прецеденты, когда учебный проект слушателя «спасал» его компанию?

– У успешных людей, которые идут к нам учиться, больше не о спасении идет речь, а о корректировке имеющегося или открытии нового направления бизнеса. О новом взгляде на свой бизнес. Например, вот он приносит сейчас вам сумасшедшие деньги, а что вы с ним потом будете делать, через пять лет? А, может, «ценность» бизнеса такова, что он никому, кроме вас, не нужен. А что будет через 10 лет? Кому и как его в наследство передать? Какую финансовую стратегию заложить? Потом, учеба – это еще и личный жизненный проект. Например, порядка 60% слушателей программы MBA меняют работу после учебы. Причем бывает, что уходят к тому, с кем учились. И семейных «проектов» много – я имею в виду свадеб. У нас даже шутка по школе ходит: «Хотите выйти замуж – идите на МВА в ВШМБ».

– Через какие внутренние барьеры приходится переступать тем, кто идет в бизнес-школу?

– Вы должны будете преодолеть себя, признать, что ошибаться можете даже вы. Практически все наши слушатели – победители, все успешные, и они подчас находятся перед сложным выбором: признаться группе в том, что чего-то не знают, или промолчать. Нужно осознать, что вокруг вас не судьи, а люди, равные вам по возможностям. Бизнесы у вас разные, регионы – разные, ситуации – разные, и вы не только умножите, но и в степень N возведете синергетический эффект от взаимодействия с ними.

Беседовала Анна Солдатова, E-xecutive.ru

Оригинал статьи: http://www.e-xecutive.ru/education/mbarus/1925464/

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84
Бакалавриат и специалитет:
Call-центр:
+7 499 956-99-99 (многоканальный)
Часы работы: 10.00 – 18.00

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84, к. 2

Телефон:
+7 499 956-99-69



E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84, к. 2

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия - лидирующий вуз России!