Новости

Новости

Директор ИГСУ Игорь Барциц дал интервью «Российской газете»

04 Сентября2014
Директор ИГСУ Игорь Барциц дал интервью «Российской газете»

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), почти каждый второй россиянин ради успешной карьеры готов пожертвовать отдыхом и личным временем. При этом 13 процентов опрошенных прямо заявляют, что карьера для них – смысл жизни. Карьера всегда требовала и будет требовать жертв. Кто-то ради продвижения по службе, достижения новых высот в профессии готов пожертвовать семьей и детьми, кто-то – отказом от собственного «Я», кто-то – моральными принципами. Какова цена карьеры? «Российская газета» обсуждает тему с Игорем Барцицем – директором Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (МИГСУ).

Вертикальная, горизонтальная, центростремительная

– Вы свою карьеру как оцениваете?

– Думаю, у меня есть некоторые основания считать ее успешной.

– Вы довольны достигнутой должностью?

– Я свою карьеру измеряю не названием должности. Следование олимпийскому лозунгу «Быстрее, выше, сильнее» – это нормальное мужское честолюбие. Важнее другое – заниматься тем, что тебе нравится. Вот я занимаюсь именно тем, что мне нравится, очень нравится. У меня есть опыт и государственной службы, и научной деятельности, и работы в системе образования, и всегда для меня главное – удовольствие от своей работы, ощущение востребованности. Именно поэтому свою карьеру считаю успешной, а не потому, что есть некий перечень регалий и последовательность занимаемых должностей. Регалии и перечень должностей пригождаются, когда при проведении всевозможных научных мероприятий просят предоставить информацию о себе. В этих случаях я угрюмо переспрашиваю: «Зачем вам проект моего некролога?» Я даже студентам говорю... они люди молодые, черный юмор воспринимают. Перед вами долгая и интересная жизнь. Но она конечна. Не забывайте, что когда-нибудь придется подумать, как будет оценен ваш жизненный путь. Попробуйте в шутку написать собственный некролог. Ну, если боитесь сглазить, ограничьтесь справкой о себе в энциклопедический словарь или хотя бы попытайтесь составить резюме. Только не путайте его с завещанием. В завещании подробно описываются активы, банковские счета, недвижимость, иной перечень материальных обременений с целью определить следующего собственника. А некролог, ладно, резюме – это то, что ты в жизни сделал, чем можешь гордиться, чем запомнишься людям. И вот именно в этом смысле человек должен сделать карьеру.

– Но тут ведь всё относительно. Неудачник – это не тот, кто мало чего достиг, а тот, кто достиг меньше, чем ему хотелось. Хотя и тут нет абсолютного показателя. Успешная карьера или неуспешная – это кто оценивает? Сам человек или окружающие?

– По-разному.

– А для вас чья оценка важнее?

– Моих детей и моих студентов. Я занимаюсь подготовкой специалистов в области управления: от совсем начинающих бакалавров до программ Master of Public Administration. Это люди изначально честолюбивые. Встречаются и персонажи с позицией: «Я хочу власть, я хочу должность! И я пойду на все ради этого». Таким людям очень важно донести понимание, что далеко не все средства хороши для достижения цели, что человек карьерный должен воспринимать цель как некий результат труда и способностей. При этом исключительно важно осознание правильности своих целей и получение удовольствия от совершенного. Это не примитивный гедонизм, а понимание, что делаешь дело, объективно полезное для общества, что результаты твоей работы хоть немного, но сделали жизнь других интереснее, удобнее. Учтем и вот что. Одно дело – карьера в системе государственного управления и другое, скажем, в системе науки или образования. Карьера в системе науки заключается не в том, что каждый младший научный сотрудник должен стремиться стать директором академического института. Да, это тоже хорошо – управленческая должность. Но, наверное, не менее приятно сделать какое-нибудь научное открытие, доказать труднейшую теорему, решить неразрешимую, казалось бы, задачу. Карьера художника не в том, чтобы организовать галерею как можно ближе к Кремлю или на как можно более дорогой улице, будь то Знаменка или Большая Грузинская, а в том, чтобы его картины выставлялись в лучших музеях и галереях.

– Иначе говоря, Денис Мацуев не обязательно должен стать директором филармонии. Его карьера не в этом, я правильно вас понимаю?

– Абсолютно правильно. Карьера пианиста – чтобы тебя приглашали в престижные залы, а не в цели стать заслуженным артистом Российской Федерации. Карьера юриста не столько в том, чтобы стать генеральным прокурором, сколько в том, чтобы утверждать принципы права в обществе.

– И тем не менее карьеру понимают обычно как достижение все более высоких должностей.

– Это лишь так называемая вертикальная карьера: младший сотрудник – старший сотрудник – начальник отдела – начальник управления – директор... А есть горизонтальные карьеры. Это когда вы поработали в одной сфере, досконально ее изучили, сделали что-то полезное и перешли в другую. Потом вы объедините предыдущий опыт с новым и, возможно, сделаете следующий шаг вперед – должностной, карьерный. Но есть еще и карьера центростремительная. Она – не столько движение вверх, сколько движение в центр, вглубь. Это когда вы находитесь в той же должности, располагаетесь в том же кабинете, у вас все та же надпись на визитке, но ваше влияние, ваш авторитет, ваши возможности в решении тех или иных задач возрастают, с вашим мнением больше считаются, от него в большей степени зависят принимаемые решения. Продвижение к ядру организации, центру управления, все более глубокое включение в процессы принятия решений – смысл центростремительной карьеры.

Для начала наведи порядок в своем подъезде

– Я читал вашу вступительную лекцию, с который вы обращаетесь к первокурсникам. Там есть такие слова: «Вам предстоит столкнуться с вопросом: карьера или служение обществу?» Почему «или»?

– Да, нарочно провоцирую, потому что хочу услышать: «А почему «или»?» Изначально за словом «карьера» закрепился негативный подтекст. Вспомним – «карьерист», «карьеризм»... Напутствуя молодых людей на великие дела, обычно говорят: «Либо вы будете делать карьеру, либо...» – и дальше идут высокие слова. Между тем здесь нет никакого противоречия. Делать карьеру – это естественное стремление к самореализации, нормальный человеческий позыв к расширению своего влияния. Но каждому – свое. Кому-то для самореализации надо командовать большим количеством людей, а кому-то – сделать хорошую фотовыставку. Я вспоминаю свой любимый фильм «Подкидыш», слова героини Фаины Раневской к девочке Наташеньке: «Девочка, что ты хочешь – ехать на дачу или чтобы тебе оторвали голову?» Очаровательного ребенка ставят перед абсурдным выбором: каждый вменяемый человек хочет на дачу и не хочет, чтобы ему оторвали голову. Но при этом ребенка не спросили: «Может быть, ты хочешь домой?» Ему неправильно сформулировали дилемму. Вот поэтому я протестую против такой постановки вопроса: карьера или служение обществу? В принципе я не склонен всуе употреблять словосочетание «служение обществу» или, пуще того, «служение Отечеству». Мне близок другой подход – чтобы человек для начала обустроил жизнь своей семьи, навел порядок в своем подъезде, на своей лестничной клетке, а потом уже принялся витийствовать о судьбах мира и глобальной безопасности. Кто более достоин уважения? Тот, кто разглагольствует о служении всему обществу, но не может обеспечить пристойное существование даже самому себе, плывет по течению, приспосабливаясь и ворча под нос проклятия в адрес более успешных сослуживцев? Или тот, кто имеет силу хоть что-то вокруг себя изменить к лучшему? У нас многие люди лежат на диване и переживают за всю Россию, при этом не хотят сделать ничего полезного у себя дома и у себя на работе. У американцев есть такая фраза: «Он производит впечатление человека, который хочет стать президентом, а не впечатление человека, который хочет что-то сделать, будучи президентом». На больших должностях хотелось бы видеть людей, которые стремятся к власти, чтобы сделать что-то полезное, а не для того, чтобы получить некую надпись на визитке.

– Вы верите в первичность такой мотивации?

– Нет, я не настолько наивен. Но я считаю, что карьеру не стоит понимать только как стремление к очередной должности. Что такое карьера? Кстати, справка из словаря иностранных слов: в своем первоначальном итальянском звучании carriera означает «жизненный путь». При изрядной свободе мысли можно обосновать и право на карьеру монаха. В конце концов нельзя не отдать дань уважения успехам в должностном росте Патриарху Московскому и всея Руси и Папе Римскому. Можно ли сказать, что наш Патриарх сделал замечательную карьеру? Думаю, можно. Но если бы молодой человек, посвящая свою жизнь служению Богу, четко сартикулировал: «Моя задача – стать Патриархом Московским и всея Руси», то я не уверен, что он когда-нибудь этого бы достиг. Или если человек приходит в научный центр и заявляет: «Моя задача – стать президентом Российской академии наук». Извините меня, это даже не целеполагание. Другое дело, если человек говорит: «Я готов служить Богу (науке)». Это нормальная мотивация. Равно и обучающиеся в Президентской академии будущие управленцы не должны декларировать своей целью посты президентов, премьеров, министров и депутатов. Это неправильно. Разве не может быть у человека мотивации сделать что-то полезное на госслужбе и преуспеть при этом?

Нужен баланс между работой и личной жизнью

– Психологическая зацикленность на работе – это хорошо или плохо?

– Это плохо. Известно довольно распространенное душевное состояние деловых людей: человек приходит домой и не знает, что ему делать, чем себя занять. Ему не интересны семья, дети, не интересна собственная жизнь. Психологическая зацикленность на работе наблюдается у большинства успешных людей, в том числе и меня не обошел этот фактор. Его наглядное проявление – когда человек приходит домой и начинает в деталях живописать происшедшее на службе, когда все домашние знают всех его сослуживцев, особенности их характеров и детали реализуемых проектов.

– Вы для себя нашли этот баланс?

– Не буду лукавить. Я достаточно сосредоточен на своей работе, но, надеюсь, не настолько, чтобы ради работы забыть о семье. При этом мои дети очень хорошо осведомлены о задачах развития руководимого мной института, да и всей Академии в целом. Знаете ли, старшая дочь даже демонстрирует заинтересованность в происходящем. Жду такой же реакции от младшей.

Держать удары карьерной судьбы

– В той же вступительной лекции вы говорите будущим госслужащим, что им надо научиться держать удары карьерной судьбы. Вам самому приходилось?

– Конечно.

– Вас снимали с должности?

– Когда ко мне приходят тридцатилетние магистранты и жалуются на мелкие служебные неприятности, я им говорю: «В вашем возрасте меня уже дважды снимали с работы, причем вполне громко». Если ранее часто вспоминали Аркадия Гайдара, в 16 лет командовавшего полком, то сейчас служебная доблесть выражается иной формулой: «Меня в твоем возрасте уже несколько раз с работы снимали, а ты еще даже карьеру не начал». Существует закономерная зависимость: чем выше человек поднимается по карьерной лестнице, тем больший груз ответственности он призван нести. При этом приходится смириться, что яркий и даже обоснованный успех далеко не всегда сопровождается одобрительными возгласами. Всегда есть завистники, от которых можно ждать мелких пакостей и крупных неприятностей: конкурентную борьбу, как и вообще борьбу за выживание в человеческом обществе, никто не отменял. Кроме того, в своей работе ты должен быть готов к определенному количеству сбоев, нестыковок, недоразумений, сложных ситуаций. И, значит, исключительно важна психологическая устойчивость. Ты плохой руководитель, если какая-то нестыковка или сбой выводят тебя из равновесия. Надо понимать, что за один день, если ты руководишь большим интересным делом, у тебя может случиться какое-то количество неприятностей. И ты должен их пережить, где-то найти выход, где-то с чем-то смириться, где-то пойти дальше. Но по мере карьерного роста и роста ответственности количество и сила всевозможных ударов, обрушиваемых на тебя, будут увеличиваться. И это тоже надо понимать. Я не говорю, что следует быть толстокожим и не принимать все близко к сердцу, это другая крайность. Но надо уметь быстро находить выход из любой ситуации. Чем выше вы поднимаетесь в иерархии должностей, тем больше людей ежедневно приходит к вам с вопросами. И если вы эти вопросы не решаете или, решив, не хотите нести ответственность за принятые решения, значит, вы занимаете не свое место.

– Существует ли психологическая зависимость от карьерного роста?

– Наверное, у разных людей по-разному. Если вы ночами не спите, мечтая о новой должности, то ничего хорошего в этом нет, разумеется. Недавно мне встретился весьма неприятный для меня коллега по научной стезе, все мысли которого сконцентрированы на одном – стать членом-корреспондентом РАН. И он считает, что для этого нужны всякие обходные маневры, кроме единственно разумного – сделать в науке что-то такое, чтобы тебя признали членом-корреспондентом РАН. Он сидит и думает, с кем нужно переговорить, чьей поддержкой заручиться. Человек думает о том, как бы получить некую регалию, вместо того чтобы сделать дело, достойное этой регалии.

Чем ты становишься известнее, тем больше самоограничений

– Вот вы говорите, что делать карьеру – это значит работать и жить с удовольствием. Но разве карьера не накладывает на человека определенные ограничения? Здесь даже можно говорить о самоограничении.

– Конечно. Чем ты становишься известнее, тем больше самоограничений. Начиная от мелочей. Если человек претендует на публичность, то он должен понимать, что на него смотрят. И от этого пространство его личной жизни сужается. Человек, сделавший карьеру, вольно или невольно формирует некие модели поведения. И сам должен этим моделям соответствовать. Это ограничения, налагаемые обществом. А есть и правовые ограничения, например, запреты для госслужащих иметь счета в иностранных банках. На самом же деле ограничений гораздо больше. Я имею в виду не только юридические, но и моральные ограничения. Человек, занимающий публичную должность, должен понимать, что с него уже другой спрос.

Лояльность – это предсказуемость

– Лояльность к руководству и терпимость к подчиненным – без этого карьеры не сделаешь? Надо уметь выстраивать отношения с теми и другими?

– Здесь тоже все индивидуально. В принципе, что означает лояльность к руководству? Это ведь не обязательно поддакивание. Это еще и право не соглашаться с руководством. Умный руководитель прислушивается к мнению подчиненного. На этапе обсуждения ты говоришь: я думаю иначе. Но если решение принято, ты его обязан выполнять. И лояльность я понимаю именно таким образом. Лояльность – это предсказуемость. Вы, как руководитель, должны быть уверены, что ваш подчиненный не выкинет какой-нибудь фортель и не подставит тем самым вас. Другой вопрос – терпимость к подчиненным. Этому тоже надо учиться. К сожалению, сам я в отношениях с подчиненными не всегда бываю сдержан. Подчас даю волю эмоциям. Я могу в сердцах воскликнуть: «Ну сколько уже можно говорить на эту тему!» Мне бы хотелось научиться себя сдерживать. Но, наверное, это вопрос психотипа: кто-то хладнокровен по природе, кто-то наоборот. А вообще любой начальник должен к подчиненным относиться терпимо. Они ведь его тоже терпят.

Личность или функция?

– По вашей классификации есть, как я понял, два типа госслужащего: госслужащий – личность и госслужащий – функция. Вам какой из них ближе?

– Я считаю, что один другому не противоречит. Что означает, к примеру, судья в мантии? Это означает, что перед вами человек – личность. Но мантия указывает на то, что в данный момент этот человек представляет государство и что государственная функция этого человека – вершить правосудие. Он в душе может вам сопереживать или, наоборот, испытывать к вам отвращение. Но он не может свои чувства и эмоции поставить впереди закона. И вот это сочетание личности и функции – оно в госсистеме очень сложное. Здесь нужно соблюдать баланс, и не каждому чиновнику это удается.

– Карьера требует жертв?

– Еще каких!

– Лично вы чем готовы пожертвовать ради карьеры, а чем – нет?

– Честно говоря, я – не готов. Не готов приносить свою жизнь в жертву карьере. А кто-то – готов. Кому-то, работающему в Москве, говорят: ты станешь большим начальником, но в Магадане. И человек готов взять семью и уехать из Москвы в Магадан.

– А вы не оставили бы столицу ради крупной должности хоть в том же Магадане?

– Не хочу зарекаться, но, наверное, нет. Потому что очень ценю то, чем занимаюсь здесь. Мне нравится моя работа. И потом, успех, карьера, благополучие предназначены прежде всего вашим детям и семье. Это первый и самый главный круг жизни. Если человек профессионален, если он интересен, если демонстрирует семье и детям свой успех, свою карьеру, свою роль в обществе и свои перспективы, то тем самым он закладывает основу для благополучия своих детей в будущем, дает им правильную модель поведения в жизни. Достойное воспитание детей и служение семье намного сложнее профессионального успеха. Имеют законное право на существование такие понятия, как «карьера жены», «карьера матери». Карьера таких женщин состоит в том, что они воспитали людей, добившихся высокого общественного, а то и государственного признания.

– Погоня за карьерой продлевает жизнь или укорачивает?

– Конечно, продлевает. Сошлюсь на один американский пример. Как-то был проведен анализ биографий 750 актрис и актеров, когда-либо номинировавшихся на премию «Оскар». Обоснованным является предположение, что до оглашения решения о присуждении премии лауреаты премии и обойденные наградой были в среднем одинаково здоровы. Однако, как показывает голливудская статистика, получившие «Оскар» в среднем прожили на четыре года дольше, чем те, кто так и остался в истории всего лишь номинантами. Столь вдохновляющей оказалась эта победа, столь значимым профессиональный успех! Уверен, что профессиональный успех дает человеку заряд энергии, вселяет бодрость, молодит. Ты понимаешь, что ты нужен, востребован, тобой интересуются. Я не хочу сказать, что заместители министра живут дольше, чем начальники отделов. Я – о профессиональном успехе, о самореализации. Это действительно дает силы. Чтобы создать что-то, надо быть сильным. А сила в современном обществе – это карьера, это власть, это, если угодно, деньги. Именно карьера, а не работа, не должность, не чин, не деньги сами по себе. Есть притча о путешественнике, встретившем рабочего с доверху нагруженной тяжелыми кирпичами тачкой. «Что ты делаешь?» – спросил его путешественник. «А ты разве не видишь? Везу кирпичи», ответил тот. Пройдя какое-то расстояние, путешественник увидел другого рабочего, который катил такую же тачку, и повторил свой вопрос. В ответ услышал: «Зарабатываю себе на хлеб». Через некоторое время путешественник повстречал еще одного рабочего с тачкой и снова поинтересовался, что тот делает. «Строю кафедральный собор», – был ответ. Как видим, одни и те же действия могут иметь совершенно разный смысл – всё зависит от того, какое значение человек придает им, почему и ради чего их совершает. Это и есть мотивация. И это то, чего не пропишешь ни в каких должностных инструкциях. Проблемы России, от исторически и климатически обусловленных в виде дорог, дураков и до современных проблем эпохи нанотехнологий, предопределены непрофессионализмом. Непрофессионализм, работа абы как, спустя рукава, упование на «авось» – антагонисты карьеры. Сделать карьеру – значит, постоянно учиться, воспитывать в себе характер.

Оригинал материала:
http://www.rg.ru/2014/09/03/kariera.html

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84
Бакалавриат и специалитет:
Call-центр:
+7 499 956-99-99 (многоканальный)
Часы работы: 10.00 – 18.00

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84, к. 2

Телефон:
+7 499 956-99-69



E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84, к. 2

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия - лидирующий вуз России!