Новости

Новости

Владимир Мау дал интервью «Аргументам и Фактам»

13 Ноября2014
Владимир Мау дал интервью «Аргументам и Фактам»

Ректор РАНХиГС Владимир Мау рассказал в интервью газете «Аргументы и Факты» о трех кризисах и вызовах России и о том, как низко падет рубль.

– Что сейчас происходит, Владимир Александрович? Нефть падает, рубль тоже… Экономический коллапс?

– Вы можете говорить, что это предпосылки для коллапса. А можете говорить, что для структурной модернизации. Это с какой стороны посмотреть. Наша экономика не должна быть так сильно замусорена незаработанными доходами. Эти доходы искусственно завышают курс национальной валюты. Искусственно, потому что рост курса не сопровождается ростом производительности труда. Если же производительность не растет, а валюта укрепляется, то конкурентоспособность национальной экономики падает.

– То есть пусть рубль падает?

– Да, Центробанк все делает правильно: увеличение затрат на защиту рубля сейчас означало бы быструю потерю резервов и еще более глубокое падение рубля.

– Правильно ли ЦБ сделал, подняв ставку до 9%?

– Правильно. Ставка не может быть ниже инфляции – это грозит серьезными дисбалансами в экономике. Растет инфляция – должна быть увеличена и ставка.

– Сколько будут стоить доллар и евро в начале 2015 г.?

– Понятия не имею. Это зависит от денежной политики, от совокупности множества внешних и внутренних факторов, которые трудно спрогнозировать. При отсутствии новых санкций падение рубля должно остановиться. В силу естественных причин ему падать некуда. Хотя, если будет новое снижение цен на нефть, рубль еще более ослабнет.

Чем ответим?

– Вы так говорите об отмене санкций, будто она возможна в ближайшее время…

– Отмена санкций так же возможна, как и рост цен на нефть. Но санкции могут стать и стимулом. Когда против Китая в 1989 г. были введены санкции (полегче, чем у нас, конечно), большинство членов Политбюро Компартии Китая выступили за то, чтобы начать мобилизацию экономики. Однако Дэн Сяопин настоял на том, чтобы ответить на санкции либерализацией.

У нас ведь основная проблема не санкции, а установка части элиты на отъезд за рубеж. И иммиграционный поток у нас значительно хуже по качеству, чем эмиграционный. Это, кстати, один из серьезнейших вызовов современной России. Два других – отставание наших условий для бизнеса от стоимости труда и сокращение числа жителей трудоспособного возраста.

– И что с этим делать?

– Улучшать предпринимательский климат, все то, что привлекает активных, предприимчивых людей. Конечно, это проще сказать, чем сделать. Но страна, где труд стоит почти столько же, сколько в развитых странах, а деловой климат остается на уровне развивающихся стран, не может быть конкурентоспособной. Когда мы решаем проблему привлечения долгосрочных инвестиций, нам нужна защита собственности, уверенность в завтрашнем дне, эффективный суд и т.д.

– А программа импортозамещения? Она – не выход?

– Импортозамещение – непростая и где-то рискованная политика. Его целью должно быть увеличение эффективности экономики и рост производительности труда. Если же в результате импортозамещения вы начинаете получать продукцию худшего качества и более дорогую, это будет не тот эффект, который нам нужен. Вроде «плохонькое, зато свое».

Важен не объем импорта или экспорта, а место страны в мировом производстве и то, сколько страна добавляет в стоимость продукта, пусть даже созданного с применением импортных компонентов и в другой стране. Вот Китай – как бы большой экспортер, но с точки зрения добавленной стоимости – не очень большой. Потому что он добавляет к цене продукции главным образом стоимость труда, а труд в Китае пока дешев. Но почти вся «китайская» продукция – часть цепочек, которые создаются в США.

Речь должна идти не просто об импортозамещении, а о выстраивании собственных цепочек добавленной стоимости. Такие цепочки должны принадлежать российским компаниям, включенным в мировое разделение труда.

Кризисы и вызовы

– В какой мере наш кризис зависит от внешних причин, а в какой – от внутренних?

– Ситуация в России складывается из трех кризисов. Во-первых, мы вместе со всем развитым миром проходим структурный кризис, аналогичный кризису 1930-х и 1970-х гг. Происходит серьезное технологическое и структурное экономическое обновление мирового хозяйства. Этот кризис длится обычно 10–12 лет. Другой кризис – циклический. Поскольку Россия – развитая страна, здесь все не может идти всегда ровно, как в бедной и быстрорастущей экономике.

И третий кризис – наш собственный. Наша экономика подошла к границе своего потенциала: в ней задействованы все существующие мощности, низка безработица. Нужны специальные меры для повышения производительности труда. Накачка экономики деньгами не приведет к повышению темпов роста. Потому что если у вас нет ни свободных мощностей, ни свободной рабочей силы, то, сколько денег ни впрыскивай, расти нечему.

– То есть искать «точки роста» бесполезно?

– Как раз наоборот, надо не просто помогать всем средствами из госбюджета, а очень четко понимать, где есть те точки, бюджетное впрыскивание в которые дает рост. В нынешней ситуации это социальная и транспортная инфраструктура – «человеческий капитал» и дороги.

Оригинал статьи:
http://www.aif.ru/money/economy/1379660

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84
Бакалавриат и специалитет:
Call-центр:
+7 499 956-99-99 (многоканальный)
Часы работы: 10.00 – 18.00

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84, к. 2

Телефон:
+7 499 956-99-69



E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 84, к. 2

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия - лидирующий вуз России!