Новости ОНИР

Новости

16 июля 2021

Определены победители конкурса научных работ «Молодой исследователь» РАНХиГС-2021

Подведены итоги конкурса индивидуальных научных работ «Молодой исследователь» РАНХиГС-2021 по следующим научным направлениям: экономические науки, юриспруденция и гуманитарные науки, компьютерные науки и цифровое общество, менеджмент и государственное управление.  Традиционно конку...
09 мая 2021

Владимир Мау поздравил коллектив РАНХиГС с Днём Победы

Уважаемые студенты, преподаватели и сотрудники Президентской академии! Дорогие ветераны!  От всей души поздравляю вас с праздником Великой Победы!  Память о годах Великой Отечественной войны, о героизме и самопожертвовании нашего народа, о непоколебимой воле...
26 апреля 2021

ФФБ РАНХИГС и CraftTalk запускают обучающую платформу на искусственном интеллекте

26 апреля Факультет финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС с компанией CraftTalk – создателем уникальной AI-платформы для текстовых контакт-центров запускают совместную обучающую платформу. Платформа была апробирована на практическом семинаре «Системы искусственного ин...
22 апреля 2021

Вышел в свет новый выпуск Мониторинга среднего профессионального образования

Опубликован новый выпуск Мониторинга среднего профессионального образования «Образовательные эксклюзии и вопросы трудоустройства выпускников СПО: социологический аспект» – аналитического обзора, задачей которого является отслеживание текущих тенденций в системе профессионального образования на основе данных социологического исследования.
09 апреля 2021

ВШГУ провела международную конференцию по трендам госслужбы и публичных коммуникаций

В Высшей школе государственного управления (ВШГУ) РАНХиГС прошла международная научно-практическая конференция «Современные тренды в сфере развития государственной службы и публичных коммуникаций: зарубежный и российский опыт». В мероприятии приняли участие исследователи из Финляндии, России...
01 апреля 2021

Исследование Google и ВШГУ РАНХиГС: пандемия как триггер цифровизации государства, бизнеса и общества

Центр подготовки руководителей цифровой трансформации Высшей школы государственного управления (ВШГУ) РАНХиГС и АНО «Центр перспективных управленческих решений» и Google представили результаты совместного исследования о последствиях пандемии и новых стратегиях преодоления кризиса, включая циф...
21 марта 2021

Эксперт РАНХиГС Елена Зеленцова: что такое коливинг и почему он популярен?

Одним из главных жилищных трендов последних лет стал коливинг – формат совместного проживания единомышленников, отличающийся совместными мероприятиями, например, обедами или коммуникацией в общих жилых зонах. Подробно о том, что из себя представляет коливинг, каким он бывает, как он реализует...
13 марта 2021

В ИГСУ РАНХиГС обсудили китайское законодательство и первый Гражданский кодекс КНР

5 марта в Президентской академии состоялся научно-практический семинар, посвященный китайскому законодательству и первому Гражданскому кодексу Китайской Народной Республики, организованный Высшей школой правоведения Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС при ин...
03 марта 2021

Эксперт Центра Россия – ОЭСР РАНХиГС рассказала о механизмах контроля за зарубежными активами резидентов

Эксперт Центра Россия-ОЭСР Президентской академии Александра Коваль приняла участие в конференции «НАЛОГИ 2021: права налогоплательщика – как не перейти грань?», которую организовали ИД «Коммерсантъ» и АБ «Андрей Городисский и Партнеры». Участники дискуссии обсудили ключевые риски нарушения прав налогоплательщиков.

Эксперт рассказала об основных механизмах контроля за зарубежными активами резидентов, предусмотренных в валютном и налоговом законодательстве. «ФНС России совмещает функции органа валютного и налогового контроля. На практике валютный контроль сводится к контролю за соблюдением требования репатриации (через систему учета контрактов и кредитных договоров) и режима ограниченного использования зарубежных счетов (через систему уведомления и отчетности по счетам). Таким образом, валютный контроль используется как инструмент борьбы с «грязными» деньгами и как инструмент получения налоговой информации по зарубежным счетам», – считает Коваль.

Требование уведомления о зарубежном счете и отчетности по нему установлено в валютном законодательстве, но бизнес-сообщество интересует вопрос конфиденциальности данных. Будет ли использоваться информация, полученная в рамках автоматического обмена, для целей валютного законодательства?

Александра Коваль также осветила ключевые результаты развития инструментов автоматического обмена налоговой информацией на площадке ОЭСР. Автоматический обмен финансовой информацией в рамках CRS MCAА ОЭСР был запущен еще в 2017 г. Но если в 2017 г. обменивались данными по зарубежным счетам 47 юрисдикций, то в 2019 г. таких юрисдикций было в два раза больше, а сегодня уже 110 стран присоединились к многостороннему соглашению CRS MCAA.

«В 2019 году страны автоматически обменялись информацией о 84 млн финансовых счетов по всему миру. Российские резиденты имеют свыше 700 тысяч финансовых счетов за рубежом на общую сумму около 13 трлн рублей», – отметила эксперт.

Вопросы автообмена обсуждались и на Гайдаровском форуме – 2021. Кроме того, в 2021 году Центр Россия-ОЭСР РАНХиГС проводит научно-исследовательскую работу, в которой будут исследованы ключевые проблемы обеспечения эффективности автоматического обмена налоговой информацией и предложены пути их решения.
24 февраля 2021

Эксперт РАНХиГС Татьяна Клячко: «Доля работников с высшим образованием достигла своего пика»

В 2020 году прием в организации СПО превысил прием в вузы. Правда ли, что нас ждет закрытие некоторых университетов? Выдержит ли система колледжей и техникумов лавинообразный рост популярности среди абитуриентов? Своими соображениями об этом делится в интервью корреспонденту сайта Президентской академии директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС, доктор экономических наук Татьяна Клячко.

– Татьяна Львовна, в СМИ появились цифры, говорящие о падении доли россиян с высшим образованием. Это правда?

– Давайте пойдем шаг за шагом. Долгое время в России в занятом населении быстро росла доля работников с высшим образованием. Если, например, в 2006 году она составляла 25%, то сейчас равняется 34,2%. То есть мы от четверти работников с высшим образованием за 14 лет перешли к тому, что больше трети работающего населения имеют диплом вуза. 

Статистика, далее, показывает, что на протяжении трех (2017-й, 2018-й и 2019-й) лет доля граждан с высшим образованием среди занятого населения перестала изменяться. Как она установилась на уровне 34,2%, так на нем три года и удерживалась... Практически не меняется уже три года и доля так называемых специалистов среднего звена. Это те молодые люди, которые окончили организации среднего профессионального образования (СПО) по соответствующей программе подготовки. Вот эта тенденция в цифрах: 25,6% (2017 г.), 25,5% (2018 г.) и снова 25,6% (2019 г.).

Говорю об общей тенденции. Вопрос в нашем случае напрашивается сам собой: что, собственно, произошло?

Несколько лет назад Ольга Юрьевна Голодец, которая тогда была вице-премьером правительства по социальным вопросам, сказала, что в России всего 35% рабочих мест требуют высшего образования. По всей видимости, к этому пределу мы и подошли. Еще в 2017-м году. И ситуация стала стабильной. Но данная стабильность весьма хрупкая, так как увеличиваются потоки молодежи в систему среднего профессионального образования.  

Вот такие пропорции среди работающих сложились по уровню образования. Они стабильны: «замерзли» на своих отметках – и по рабочим кадрам, и по специалистам среднего звена. Единственное, что у нас падает, это доля работников, имеющих среднее общее образование. И немножко растет доля работников с основным общим образованием.

Это первое, что показывает статистика. Дальше она показывает, что у нас стабилизировалась доля среди занятого населения мужчин с высшим образованием. Даже немножко стала падать. Таких было в 2017 году 29,9%, а стало в 2019 году 29,7%.

Что касается женщин с высшим образованием, то здесь тоже произошла определенная стабилизация. При этом их доля, наоборот, чуть-чуть подросла. Она в 2017 году находилась на отметке 38,6%, в 2018 году поднялась до 38,8% и в 2019 году стала равняться 39%. Вот такой гендерный поворот.

Больше ничего особого из статистики вытащить мы не можем. Кроме того, что среди работников-мужчин не очень высока доля людей, имеющих подготовку специалистов среднего звена. При этом она падает: была 22,2%, стала 21,8%. Среди женщин этот показатель тоже падает – с 29,9% до 29,6%. И достаточно резко опять-таки уменьшается доля женщин среди квалифицированных рабочих. А среди мужчин она, наоборот, подрастает.

Следующий показатель – «доля рабочей силы в возрасте 22 лет и старше, имеющей среднее профессиональное и высшее образование, в общей численности рабочей силы соответствующего возраста». Под «средним профессиональным и высшим образованием» мы с вами понимаем то, что на Западе обозначается как «третичное образование».

– Почему это важно?

– А потому что это уже кадры достаточно высокой квалификации. Не рабочие, а среднее и высшее звено. Если, например, говорить о здравоохранении, то это не санитарки, а медсестры, фельдшеры, врачи.

Итак, средняя по России доля такой рабочей силы достигла 72,2%. А по регионам расклад следующий. В Центральном федеральном округе (ЦФО) – 84,7%, в Москве – 94%, в Санкт-Петербурге – 86,7%. Самый низкий показатель по ЦФО у Воронежской области, где 72,2% работников имеют среднее профессиональное и высшее образование.

Если называть регионы с самыми низкими значениями этого показателя, то это Республика Дагестан (55,2%) и Чеченская Республика (54%). Самые высокие показатели третичного образования в СКФО – у Ставропольского края (73,9%), Карачаево-Черкесской Республики (71,3%).

Сравнительно низкие показатели по третичному образованию среди других федеральных округов у Ульяновской (71,0%) и Курганской (70,1%) областей, в Забайкальском крае (61,8%).  

– Что именно в этих цифрах остановило ваше внимание?

– В последние годы у нас, как я уже отметила, стало резко расти поступление выпускников 9-го класса в систему среднего профобразования. Причем идут они не на программы подготовки рабочих кадров, а в основном на программы подготовки специалистов среднего звена. 

В 2020-м году прием в организации СПО превысил прием в вузы. Во многом это связано с тем, что в условиях пандемии ЕГЭ надо было сдавать только тем выпускникам 11-го класса, которые твердо решили поступать в вуз. Поэтому часть ребят даже не стали пытаться это делать, а сразу пошли в профессиональные образовательные организации (ПОО). И мы получили здесь резкий рост приема. Есть регионы, где после 11 класса в ПОО пошло больше 35% выпускников.

Не надо думать, что поступившие сюда на этом остановятся в своей образовательной траектории. Часть из них через некоторое время пойдут в вуз. Хотя это отнюдь не тот массовый тренд, который мы наблюдали примерно до 2015 года. В вуз после окончания ПОО поступят где-то, по моим расчетам, процентов двадцать от ежегодного выпуска системы СПО. Причем около 8% поступают на очное обучение, а примерно 12% – на вечернее и заочное.

Многие из этих 8% пошли в ПОО как раз для того, чтобы обойти сдачу ЕГЭ. Дело в том, что если они поступают в вуз по профилю, то «единый» не сдают. Поэтому многие вузы (особенно интенсивно это делали технические высшие учебные заведения) включили в свой состав организации СПО, чтобы гарантировать приток абитуриентов.   

Но самое главное: идет очень быстрый рост контингента в системе СПО. Иногда говорят, что это сработала пропаганда, внушающая, что сегодня не надо иметь высшее образование, достаточно получить среднее профессиональное образование по программе подготовки рабочих кадров и пойти работать на завод. Но на завод молодые люди как раз не идут. В настоящее время из системы СПО выходят в основном специалисты среднего звена – экономисты, «айтишники», бухгалтера. Хотя в составе специалистов среднего звена имеются также, например, и наладчики сложного оборудования.

Чтобы была понятна пропорция: по рабочим профессиям в системе СПО готовится где-то 500 тысяч молодых людей, а в качестве специалистов среднего звена – примерно 2 миллиона 500 тысяч.

– Что же в итоге? Что ждет систему высшего образования в связи с обозначенными вами предпочтениями молодежи?  

– Как я уже сказала, в настоящее время примерно треть занятого населения имеет высшее образование, и какое-то время этот уровень, видимо, будет стабильным. То есть мы, как я думаю, дошли до пика. И поскольку выпускники 11 класса (раньше примерно 17%, а теперь в каких-то областях уже свыше 35%) выбирают систему СПО, то начинают меняться пропорции в образовательной «картинке».

Все это чревато, вообще говоря, не очень хорошими последствиями. Говоря простым языком, система СПО стала трещать по швам. Потому что не была рассчитана на такие потоки обучающихся. Денег там немного. Новые площади, новое оборудование, все это не очень легко нарастить. Поэтому мы можем получить падение качества образования в этой системе. А при стабилизации потока поступающих в вузы нас ждет, скорее всего, дефицит кадров с высшим образованием.

16 февраля 2021

РНФ начинает прием заявок на «молодежные» конкурсы Президентской программы исследовательских проектов

Российский научный фонд объявляет о начале приема заявок на «молодежные» конкурсы Президентской программы исследовательских проектов. Конкурсы проводятся по всем областям знания, предусмотренным классификатором РНФ, однако, научные исследования должны быть направлены на решение конкретных задач в рамках одного из определенных в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации приоритетов.

В рамках мероприятия, направленного на поддержку новых лидеров фундаментальных исследований, пройдут два конкурса: инициативных исследований молодых ученых и молодежных научных групп.

Президентская программы исследовательских проектов разработана по поручению Президента России для содействия формированию в России передового сектора фундаментальных и поисковых исследований, пользующихся мировым признанием, и поддержки лучших российских ученых. Все проекты должны внести существенный вклад в развитие науки и создавать задел для решения задач так называемых «больших вызовов», обозначенных в Стратегии научно-технологического развития России.

Конкурс по поддержке инициативных исследований молодых ученых

В рамках конкурса гранты РНФ сроком на два года будут выделены на проведение фундаментальных и поисковых научных исследований учеными в возрасте до 33 лет включительно, имеющими ученую степень кандидата наук. Размер каждого гранта составит от 1,5 (если исследователь собирается выполнять работу в своем регионе) до 2 миллионов рублей (если планирует переехать в другой регион) ежегодно.

Печатные экземпляры заявок представляются в Фонд по адресу: г. Москва, ГСП-2, 109992, ул. Солянка, д. 14, стр. 3 до 17:00 минут (МСК) 5 марта 2021 года. Результаты конкурса будут подведены до 10 июля 2021 года.

Конкурс по поддержке исследований научных групп под руководством молодых ученых

В рамках этого конкурса гранты РНФ сроком на три года с возможностью продления еще на два года будут выделены на проведение фундаментальных и поисковых научных исследований молодежными научными коллективами под руководством кандидатов или докторов наук в возрасте до 35 лет. Размер каждого гранта составит от 3 до 6 миллионов рублей ежегодно.

Печатные экземпляры заявок представляются в Фонд по адресу: г. Москва, ГСП-2, 109992, ул. Солянка, д. 14, стр. 3 до 17:00 минут (МСК) 12 марта 2021 года. Результаты конкурса будут подведены до 10 июля 2021 года.  

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О КОНКУРСАХ
12 февраля 2021

Эксперты РАНХиГС рассказывают о цифровых следах, цифровых рисках и репутации

Что это такое – цифровые следы? Как позаботиться о том, чтобы след рассказывал ровно то и ровно столько, что и сколько хотел бы рассказать оставивший его человек? И возможно ли это? Как управлять своей цифровой репутацией? И что делать, если кто-то на эту репутацию посягнул?

Мы поговорили с экспертами РАНХиГС и попытались выяснить, как адаптироваться в электронном мире и создать для себя более или менее безопасную цифровую среду? Как не «наследить» в Интернете так, чтобы это было использовано против вас? И стоит ли бояться своей цифровой доступности и открытости?

Что можно узнать о современном человеке, даже не контактируя с ним лично? Примерно… всё! Дату и место рождения, уровень образования, трудовую биографию, вкусы, предпочтения…Можно узнать, в каких странах он бывал, какой у него характер и чем занимается в эту самую секунду… Информацию практически о любом человеке, которая еще пару десятков лет назад была доступна только представителям правоохранительных органов, сегодня без труда за несколько минут может получить любой школьник. Сделать это легко: достаточно взять цифровой след в сети. А дальше – дело техники.

Цифровой след (или цифровой отпечаток; англ. digital footprint) – это уникальный набор действий в Интернете или на цифровых устройствах.. Во Всемирной паутине «интернет-след», также известный как «кибер-тень», «электронный след» или «цифровая тень» – это информация, оставленная в результате просмотра веб-страниц и сохраненная в виде куков. Термин обычно применяется к одному пользователю, но может также относиться к какой-либо коммерческой компании, организации или корпорации.



«Наследить» в сети – легче легкого

«Знаменитый американский цифровой антрополог Том Боелсторфф делил цифровые следы на условно управляемые и условно неуправляемые. Условно неуправляемые – это те, которые мы не планировали оставлять. Например, мы расплачиваемся кредиткой, или снимаем наличные в банкомате, или берем машину в каршеринге, или арендуем велосипед. Или просто едем с мобильником по городу и фиксируем геолокацию… Управляемые цифровые следы – это те следы, которые мы так или иначе планируем оставить. Это так называемый пользовательский контент – все, чем мы наполняем соцсети, блоги и т.д. Это тексты, фотографии, видео, лайки, комментарии – вплоть до наших писем в электронной почте, которые тоже не что иное, как цифровые следы», – рассказывает цифровой антрополог, старший научный сотрудник Лаборатории теоретической фольклористики Школы актуальных гуманитарных исследований (ШАГИ) РАНХиГС, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ Стрелка Дарья Радченко.

Эксперт уверена: в современном мире практически невозможно не оставить свой цифровой след. Для этого нужно прекратить пользоваться цифровыми сервисами, участвовать в цифровой жизни государства, вдруг исчезнуть из завязанной на «цифре» действительности. «Для большинства людей это совершенно невозможно представить, поэтому и говорить об этом нечего».

Если говорить об управляемых цифровых следах, здесь тоже есть водораздел, обращает внимание Дарья Радченко: «Этот водораздел проходит по линии приватности и публичности контента. Если задаться целью то, взломать можно все что угодно – многочисленные взломы даже, например, Пентагона, крупнейших американских банков тому подтверждение. Поэтому есть такое общее правило: если вы не хотите, чтобы какая-то информация о вас попала в чужие руки, не надо оставлять ее онлайн. Ни в каком виде. Особенно, если это чувствительная информация. Не случайно крупные компании, у которых проблема, например, коммерческой тайны стоит очень остро, заводят свои локальные сети».

Другое дело цифровые следы в публичном пространстве. «Социальные сети – это одна из основных площадок самопрезентаций, построения своей «витрины». Тот инструмент, с помощью которого мы что-то рассказываем о себе миру. С одной стороны, эти следы несут в себе вполне понятную выгоду – и социальную, и экономическую. И тут уж надо взвешивать выгоды и риски. Обычно люди, сталкиваясь с проблемами и опасностями в Интернете, вырабатывают свою версию цифровой безопасности. Или для них ее разрабатывает, например, работодатель: крупные государственные и частные компании нередко вырабатывают гайдлайны по поведению в сети. Иногда работники вообще не имеют права присутствовать в соцсетях», – рассказывает Дарья Радченко.

По мнению эксперта, мы настолько освоились в цифровой среде, что так или иначе вырабатываем свою политику цифровой безопасности. Осуществляем самоцензуру, представляя, кто наш потенциальный читатель и какую реакцию вызовет тот или иной контент.

«Кому интересны наши цифровые следы? Совершенно неожиданным людям. Скажем, представителям академической среды – например, цифровым антропологам, которым интересно поведение людей в социальных сетях. Но, как правило, мы имеем дело не с изучением следов конкретного человека, а с изучением анонимизированного массива цифровых следов, который к конкретному человеку не привязан. Другое дело, что есть понятие цифровой этнографии, мы участвуем в жизни какого-то сетевого сообщества и изучаем его методов включенного наблюдения: тогда мы пишем, лайкаем, комментируем. Но в этом случае антрополог заявляет о своих намерениях», – рассказывает эксперт.

Неуправляемыми цифровыми следами, по словам антрополога, тоже интересуется огромное количество стейкхолдеров. Компании и организации, которые занимаются изучением транспортных потоков, в сфере туризма, потребительского поведения, банки, соцмедиа, которые генерируют рекламные потоки, органы госбезопасности…



… В интернете не существует срока давности

Та информация, которую вы публиковали 10-15 лет назад, остается с вами и продолжает быть частью вашей цифровой репутации, предупреждает преподаватель Школы медиакоммуникаций Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС, эксперт по цифровому этикету Ольга Лукинова. «Никого не интересует, что вы тогда были ребенком или несмышленым подростком. Комик и актер Кевин Харт вынужден был отказаться вести церемонию «Оскар» в 2019 году из-за обвинений в гомофобии, которую пользователи обнаружили в твитах десятилетней давности», – напоминает она.

И еще: любая информация может быть использована против вас. «Мы помним, как фотография учительницы в купальнике стоила ей карьеры, потому что в этих фотографиях родители учеников увидели неподобающее поведение педагога, а не пропаганду здорового образа жизни. Поэтому важно перед публикацией контента попытаться представить, как эта информация могла бы быть использована вашими недоброжелателями, и там, где возможно, не давать лишних поводов для интерпретации информации не в вашу пользу».



Как цифровой след может помочь/помешать в жизни?

«По статистике HR-порталов, до 73% работодателей проверяют соцсети кандидатов перед приемом на работу и еще 10% работодателей признавались, что увольняли сотрудников за публикации в соцсетях. Поэтому то, что мы пишем в социальных сетях, напрямую влияет на нашу карьеру», – делится наблюдениями эксперт.

Чтобы не попадать в неприятные ситуации, Ольга Лукинова рекомендует избегать критических комментариев в адрес компании, в которой вы работаете, ваших клиентов, коллег и партнеров. «Не потому, что это не понравится вашему текущему работодателю, а потому что ваш новый потенциальный работодатель, скорее всего, не захочет брать на работу человека, который не только не смог наладить отношения на работе, но еще и поливает грязью своего работодателя», – предупреждает она.

Также людям, которые строят публичную карьеру, нужно с большой осторожностью участвовать в дискуссиях на темы политики, религии, национальности и сексуальности и избегать языка вражды при обсуждении этих вопросов.

«А еще при устройстве на работу очень советую выяснить у работодателя, какая информация является конфиденциальной и не может быть опубликована, потому что именно разглашение коммерческой тайны в соцсетях является главной причиной увольнений за интернет-активность сотрудников», – говорит эксперт.



Ольга Лукинова уверена: постепенно граница между реальным и виртуальным будет стираться. «Это будет означать, что мы все больше и больше будем чувствовать, что реальный и виртуальный образ – это одно и то же. Возможно, тогда мы начнем чувствовать большую ответственность за то, что мы публикуем. Такая тенденция приведет к тому, что начнут появляться островки тотальной анонимности - появятся новые платформы или социальные сети, которые позволят пользователям выстраивать свой альтернативный анонимный образ, но это будет таким своеобразным guilty pleasure. На основных же интернет-площадках пользователи станут более осознанно относиться к своему цифровому присутствию», – прогнозирует Лукинова.



Закон – он и в Интернете закон

Процесс привыкания к реальности виртуальной жизни сопровождается и процессом формирования норм правового регулирования. Действует целый ряд правил, соблюдать которые в сети необходимо – их нарушение может повлечь административную или уголовную ответственность. Например, если в действиях пользователя обнаружится экстремистский контекст или публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности РФ… Лайки и репосты в этом случае входят в зону ответственности гражданина.

Заведующая кафедрой административного и информационного права юридического факультета им. М.М. Сперанского ИПиНБ РАНХиГС, доктор юридических наук Оксана Шмалий заверила: цифровая среда регулируется законодательством точно так же, как и остальные сферы жизни. И только ее «виртуальность» дает ощущение безнаказанности. Но оно обманчиво. Об этом должны помнить и нарушители, и те, кто страдает от действий нарушителей.

«Это уже огромный законодательный пласт, о котором в двух словах не расскажешь. Сеть – это ровно та же действительность, как и все остальное. Ошибочно думать, что действия в цифровой среде могут расцениваться как-то иначе, нежели в обычной, «нецифровой» жизни», – говорит эксперт.

Юрист предложила сосредоточиться на таком понятии, как диффамация, или проще –размещение в сети сведений, порочащих доброе имя.

«В зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности различают недостоверную диффамацию (распространение ложных порочащих сведений) и достоверную диффамацию (распространение правдивых порочащих сведений). Недостоверная диффамация по субъективному критерию дифференцируется на умышленную (распространение заведомо ложных порочащих сведений) и неумышленную», – комментирует эксперт.

По общему правилу, противоправной является недостоверная диффамация, однако в некоторых случаях Гражданский кодекс РФ предоставляет защиту и от достоверной диффамации. Это происходит в том случае, когда распространяются сведения, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже если эти сведения соответствуют действительности.

Защищать себя в сети не только можно, но и необходимо, считает юрист. Правда, предварительно еще придется установить, чем является контент, который вызвал желание обратиться в суд – утверждением о фактах или оценочным суждением? Это важно, поскольку оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты, уточняет юрист. Но и тут, только если только они не носят оскорбительный характер. А вот если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию человека, то на автора такого контента может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный оскорблением (статья 5.61 КоАП РФ, статьи 150, 151 ГК РФ).

Эксперт обращает внимание вот еще на какую деталь: «Нужно иметь в виду, что критика деятельности лиц, осуществляющих публичную деятельность, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц. Это следует из правовой позиции, сформулированной в постановлении Европейского Суда по делу «Федченко (Fedchenko) против Российской Федерации» от 11.02.2010. То есть, в отношении государственных служащих, действующих в официальном качестве, как и политиков, рамки допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц.

Как доказать, что вас оскорбили? И что нужно понимать, когда вы сами пытаетесь кого-то критиковать? Можно использовать любые средств доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. Удостоверить диффамационные сведения на интернет-странице можно у нотариуса еще до подачи иска. Также это возможно в порядке предварительной обеспечительной меры. С момента возбуждения дела в суде общей юрисдикции, арбитражном суде имеется возможность обеспечения доказательств и судьей по заявлению заинтересованного лица (статьи 64 - 66 ГПК РФ, статья 72 АПК РФ).

Нужно помнить, что за распространение порочащих сведений предусмотрена не только административная ответственность, как, например, ст. 5.61 (оскорбление) и ст. 5.61.1 (клевета, субъект правонарушения – юридическое лицо) КоАП РФ, но и уголовная – это ст. 128.1 УК РФ (клевета).



А еще нужно помнить, что…

Даже если ничего противозаконного вы в Интернете не совершили, одно необдуманное действие может оставить нежелательный цифровой след и подпортить репутацию.

«Для каждого из нас риски имеют разный вес, – обращает внимание цифровой антрополог Дарья Радченко. – Вот история двухлетней примерно давности: азербайджанский футболист лайкнул фото армянского премьер-министра. Случился скандал. Футболисту пришлось объяснять, что это вышло случайно, нести репутационные потери… А, скажем, я могу позволить себе лайкнуть любого премьера любой страны, и вряд ли это кого-то заинтересует. Но если я – публичная персона, которая выражает интересы определенного круга людей, то мне придется быть куда более осмотрительной».

Взвешивать, оценивать риски и подходить к своей виртуальной жизни так же ответственно, как и к реальной – таков рецепт безопасности от экспертов РАНХиГС.

«Сказать, что наше «плавание» по интернет-волнам опасно, не могу. Это не более опасно, чем ходить по улицам. Но даже когда мы идем по улице, мы смотрим по сторонам, под ноги, следим, чтобы нас не сбила машина, стараемся не задеть других людей, не наступить на ногу ребенку…», – считает цифровой антрополог. И добавляет: «В Интернете надо четко усвоить одно: если мы точно знаем, что не хотим, чтобы какая-то информация покинула узкий круг и стала общедоступной, лучше это не выкладывать даже в самом узком кругу».
05 февраля 2021

Эксперт РАНХиГС Ольга Изряднова оценила планы правительства по социально-экономическому развитию России

Правительство РФ приступает к разработке новой стратегии социально-экономического развития России. Она должна определить пути решения задач, поставленных в июльском указе Владимира Путина «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Ведущий научный сотрудник Лаборатории макроэкономических исследований Центра региональной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Ольга Изряднова поделилась своими оценками обнародованных планов кабинета министров.  

Декларация целей выхода на траекторию роста ВВП, реальных денежных доходов населения и снижения безработицы базируется на реализации национальных целей развития экономики на основе использования новых технологий и цифровых платформ, потенциала рынка труда и образовательных систем, эффективной реализации программ жилищного строительства, усиления экспортной ориентации несырьевого сегмента экономики и повышения устойчивости системы здравоохранения. Ключевыми условиями решения поставленных задач является запуск нового инвестиционного цикла при улучшении делового климата и повышение производительности труда при технологической модернизации экономики. В условиях высокой неопределенности скорости и конфигурации постпандемичесого восстановления экономики повышается значимость согласования краткосрочных мер с национальными целями долгосрочного устойчивого роста.  

Эксперт пояснила, что изменение условий функционирования экономики в 2020 г. определило необходимость корректировки долгосрочного плана достижения национальных целей и расширение горизонта до 2030 г. Переформатирование структуры национальных проектов и выделение цели «Достойный эффективный труд и успешное предпринимательство» привело к расширению системы показателей национальных проектов в контексте задач изменения конфигурации рынка труда, создания новых рабочих мест и увеличения численности занятых предпринимательством (до 25 млн человек). Должны быть сформированы условия для обеспечения устойчивого роста доходов населения и пенсионного обеспечения не ниже инфляции. «Принципиально новым моментом стало смещение акцентов на обеспечение макроэкономической устойчивости роста (выше среднемировых темпов), повышение вклада инвестиций в основной капитал и поддержки экспорта несырьевых неэнергетических товаров и услуг (рост соответственно в 1,7 раза относительно 2020 г.) в динамику и структуру роста валового внутреннего продукта, – рассказала Ольга Изряднова.  

По словам ведущего научного сотрудника ИПЭИ РАНХиГС, целью государственной политики в области развития рынка труда и содействия занятости населения является создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека при равных возможностях реализации права на труд и свободного выбора занятости. В связи с этим, государственные меры по развитию рынка труда ориентированы на поддержку трудовой и предпринимательской инициативы граждан, повышение трудовой мобильности при активном содействии развитию творческого потенциала и способностей к производительному труду. «Безусловным приоритетом развития трудовых ресурсов являются системные меры по расширению инклюзии рынка труда, способствующее увеличению занятости граждан, испытывающих трудности в поиске работы и стимулированию работодателей, создающих рабочие места для этих категорий потенциальной рабочей силы», – говорит Ольга Изряднова. Она также объясняет, что высокая зависимость занятости населения от макроэкономических условий предполагает координацию деятельности экономической, инвестиционной и социальной политики. «При этом существенное значение приобретают проблемы поддержки доходов населения, защиты социально уязвимых групп населения и контроль за эффективностью и качеством полномочий по осуществлению социальных выплат гражданам, признанным безработными», полагает эксперт.  

Инклюзивность национального проекта «Достойный эффективный труд и успешное предпринимательство» раскрывается в контексте задач по сохранению населения здоровья и благополучия, формирования комфортной среды жизнедеятельности и развития талантов и самореализации личности.  

Что же касается государственной политики в области содействия занятости населения, то она связана с решением задач правовых, экономических, институциональных и организационных условий развития рынка труда и социальной защиты от безработицы. Как объяснила ведущий научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС, «регулирование рынка труда направлено на предупреждение безработицы при консолидации усилий и согласованности действий государственных органов федерального и регионального уровней, представителей бизнеса, организаций, представляющих интересы трудовых коллективов, негосударственных организаций, сотрудничающих с органами службами занятости».  

Снижение напряженности на рынке труда предполагает доступное информирование граждан и работодателей о положении на этом рынке, вакансиях и возможностях трудовой мобильности, организацию оплачиваемых общественных работ, временное трудоустройство несовершеннолетних граждан в свободное от учебы время, содействие самозанятости безработных граждан. Оно также направлено на содействие в поиске подходящей работы в зависимости от уровня образования, пола, возраста и других социально-демографических характеристик; предоставление услуг по профессиональной ориентации по программам обучения переобучения, дополнительного образования; психологическую поддержку и социальную адаптацию безработных граждан.  

Ольга Изряднова пояснила, что существует несколько основных характеристик достойного труда. Во-первых, это продуктивная деятельность или производительный труд, определявший конкурентоспособность экономики. Во-вторых, уровень трудовых доходов и благосостояния. В-третьих, безопасность производственной среды и социальные обязательства, гарантии и защита трудящихся, включая пенсионное обеспечение. Кроме того, судя же входят и перспективы личностного развития и карьерного роста, а также активная гражданская позиция, направленная на реализацию общественных ценностей и личностных интересов, гендерное равенство.  

«Сравнительный анализ основных индикаторов демографических изменений и рынка труда показывает, что при общей тенденции к снижению доли трудоспособного населения в общей численности населения уровень участия в рабочей силе и занятости населения с 2017 г. характеризуется постепенным снижением этого индикатора, – говорит эксперт. – Жесткие карантинные меры и ограничения на хозяйственную деятельности привели к повышению уровня общей безработицы в 2020 г. до 6,3% и официально зарегистрированной безработицы до 4,8%».

По словам ведущего научного сотрудника ИПЭИ РАНХиГС, низкая трансформация доходов экономики и снижение доли инвестиций в основной капитал в ВВП при сложившихся пропорциях воспроизводства и технико-технологических характеристиках производственного аппарата сопровождалось снижением вклада факторной производительности в динамику экономического роста.  

При сокращении валовой прибыли и смешанных доходов экономики, а также росте издержек бизнеса на оплату труда вероятно в фазе постпандемического восстановления хозяйственной деятельности приведет к реструктуризации занятости и рабочих мест. «Учитывая гибкость налогового регулирования при перераспределении нагрузки между субъектами крупного бизнеса и физическими лицами с высоким уровнем доходов, одной стороны, и категорий налогоплательщиков малого и среднего бизнеса, ИТ-компаний и системообразующих предприятий, а с другой стороны, можно предположить постепенную оптимизацию издержек бизнеса и поддержки предпринимателей за счет государственных расходов», – считает эксперт.  

При этом резкое изменение ситуации на рынке труда при формировании режимов ограничений на хозяйственную деятельность, переходе к новым формам удаленной занятости, увеличения численности безработных определило концентрацию усилий государства на расширении инструментария социальной защиты, поддержки доходов и занятости населения. Кроме того, изменение ситуации на рынке труда в 2020 г. сопровождалось перераспределением рабочей силы по видам экономической деятельности, по предприятиям крупного и малого бизнеса при формировании новых форматов производственной деятельности и предоставления государственных, финансовых, торговых, транспортных и социальных услуг.  

Ольга Изряднова подчеркивает, что ситуация осложнялась особенностями влияния ограничительных мер на региональные и локальные рынки труда с учетом особенностей демографических факторов и сложившихся пропорций распределения и эффективности использования рабочей силы. «В общем случае неравномерность распределения издержек безработицы усиливала давление на доходы хозяйствующих субъектов, в частности МСП, низкодоходные группы населения, рабочую силу с низкой профессиональной подготовкой, – считает ведущий научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС. – Настораживает и то обстоятельство, что в экономике достаточно высокая доля молодежи (в возрасте15-24 лет), которая не учится и не работает, а среди вовлеченных в экономическую деятельность этой молодой когорты уровень безработицы достигает критически высоких показателей». Именно поэтому, создание образовательный программ для обучения и переподготовки занятого персонала и безработных позволяет повысить эффективность рынка труда за счет роста конкурентоспособности профессионально подготовленных кадров, имеющих навыки работы с новыми технологиями производства, услуг или ведения собственного бизнеса. Как отмечает эксперт, реализация потенциала личностного развития, повышения образовательного статуса открывают возможности карьерного роста, социальной интеграции, активной гражданской позиции и достойного труда. «В соответствии приоритетами развития экономики повышается ответственность государства и бизнеса по согласованию мер по развитию и реструктуризации рынка труда, стратегий изменения образовательных программ и структуры подготовки кадрового потенциала».  

По мнению Ольги Изрядновой, проблем реформирования рынка труда в субъектах федерации, находящиеся в зоне возрастающих рисков сокращения численности населения, требуют дополнительного изучения и разработки программ поддержки регионов при консолидации мер в области демографической политики и здравоохранения, направленных рост на увеличение продолжительности жизни в том числе активной здоровой трудовой жизни, охраны труда.  

Говоря о переход к модели устойчивого роста, эксперт пояснила, что она предполагает снижение рисков длительно действующей тенденцией замедления динамики производительности труда, слабого роста реальной заработной платы и низкой трансформацией национального сбережения в инвестиции. Поэтому, в соответствии с ключевыми показателям достижением целей устойчивого роста экономики предполагается опережающий рост инвестиций в основной капитал по сравнению с динамикой реальных доходов населения. «На изменение делового климата и инвестиционной среды позитивное влияние окажут новые инструменты поддержки частных инвестиций на основе соглашений о защите и поощрении капиталовложений и системы поддержки региональных инвестиционных проектов с использованием апробированных механизмов инвестиционного стандарта, – говорит ведущий научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС. – Сюда же входит и развитие механизмов особых экономических зон, расширение практики кластеризации и формирования площадок эффективного роста, расширением линейки финансовых инвестиционных инструментов, а также модернизация надзорно-контрольной системы. инфраструктурное обеспечение технологического развития».

Ольга Изряднова также добавила, что повышение привлекательности предпринимательской деятельности для предприятий малого и среднего бизнеса определяется гибкими инструментами налоговых режимов и преференций, льготным кредитованием, формированием системы инструментов и региональных центров поддержки экспорта, а также научно-производственной деятельности субъектов малого и среднего бизнеса. «Привлечение частного капитала и развитие частно-государственного партнерства расширит возможности венчурного финансирования инвестиционных проектов, – отмечает эксперт. – Безусловно, успешность действия перечисленных мер поддерживается созданием единой цифровой среды для субъектов малого и среднего бизнеса, упрощающей доступ к государственные услугам, кредитно-банковскому обслуживанию и образовательным программам, в том числе финансовой грамотности».  

Ведущий научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС пояснила, что потенциал технологического развития и импортозамещения реализуется через программы развития высоких технологий в области биотехнологий, электронной и радиоэлектронной промышленности, атомной энергетики, агропромышленного комплекса. «Поддержка технологического развития ориентирована на перспективные технологические заделы по сквозным технологиям, в частности искусственного интеллекта, квантовых вычислений новых материалов, при активном сотрудничестве государства и частных компаний. В свою очередь, гармонизация мер промышленной и технологической политики развития внутреннего рынка и международной кооперации, диверсификации производства и рынков сбыта национальной продукции снижает риски внешних воздействий», – подытожила Ольга Изряднов.
27 января 2021

Эксперты Центра Россия-ОЭСР приняли участие в наполнении нового отчета ОЭСР «Регуляторные подходы к токенизации активов»

Эксперты Центра Россия – ОЭСР РАНХиГС Антонина Левашенко и Иван Ермохин представили ОЭСР новшества российского регулирования криптоэкономики на международном уровне, приняв участие в работе над наполнением отчета ОЭСР «Регуляторные подходы к токенизации активов». Эксперты Центра являются членами рабочей группы ОЭСР по разработке блокчейн-принципов, а также ежегодно участвуют в блокчейн-форуме ОЭСР, регулярно предоставляют информацию по России, ЕАЭС, а также дают экспертные мнения в рамках разработки международных документов в сфере регулирования криптоэкономики.

В новом отчете эксперты Центра рассказали о том, что такое цифровые финансовые активы, предоставили информацию о новых видах платформ в России, а также о том, как происходит токенизация ценных бумаг в России.

«Концепция токенизации стала развиваться с развитием процесса ICO и выпуска цифровых токенов на основе технологий распределенного реестра с поддержкой криптографии, используемых стартапами и МСП для целей привлечения капитала. Сегодня токенизированные активы представляют в большинстве случаев ценные бумаги (например, акции и облигации), а также сырьевые товары (например, золото) и другие нефинансовые активы (например, недвижимость)», – отмечают эксперты Центра.

Токенизация активов – это цифровое представление реальных (физических) активов в реестрах или выпуск традиционных классов активов в токенизированной форме. Антонина Левашенко и Иван Ермохин дали сравнительный анализ по токенизации цифровых финансовых активов в России.
13 января 2021

Новые направления развития ЕАЭС обозначат эксперты Гайдаровского форума-2021

Что дала евразийская интеграция странам-участницам Союза и какие новые экономические интеграционные процессы необходимо запустить в ближайшем будущем? Как ускорить темпы развития и увеличить роль ЕАЭС в мировой экономике? В каких дополнительных импульсах нуждается Евразийский экономический союза? Эти и другие вопросы обсудят в первый день работы Гайдаровского форума-2021 участники дискуссии «ЕАЭС 2.0: переход к новому качеству интеграции».

Евразийский экономический союз, как одна из крупнейших международных организаций экономической интеграции, обладает огромным потенциалом. Однако развитие Союза сдерживается как внутренними, так и внешними факторами. В рамках ЕАЭС по-прежнему действуют ограничения свободного перемещения товаров, ещё не сложился единый рынок услуг, реализовано мало совместных проектов. К вопросам будущего пока относится выстраивание отношений членов ЕАЭС с «внешним миром». Решением может стать развитие и конкретизация идеи «Большого евразийского партнерства».

Вопросы будущего ЕАЭС, новое качество экономических и административных связей внутри Союза обсудят заместитель председателя Правительства Российский Федерации Алексей Оверчук, президент Делового совета ЕАЭС Аблай Мырзахметов и председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович.


Гайдаровский форум «Россия и мир после пандемии» проходит 14 и 15 января в Президентской академии. По традиции форум открывает деловую повестку года в России. В 2021 году масштабное мероприятие проходит в гибридном формате – онлайн и офлайн.

Основным треком обсуждений в этот раз станут социальные и экономические преобразования, которые произошли в стране и в мире в результате пандемии COVID-19. Экспертные дискуссии сконцентрированы на целях национального и глобального развития и поиске практических ответов на наиболее актуальные вызовы современности. В работе форума принимают участие министры правительства РФ, члены федерального собрания, губернаторы российских регионов, крупнейшие мировые эксперты, представители иностранных государств.

Генеральные партнеры Гайдаровского форума – ПАО «Газпром», «Газпромбанк» (АО).

Стратегические партнеры – ОАО «РЖД», Johnson & Johnson, ГК «АКИГ», Novartis.

Партнер – Mastercard.

Партнеры дискуссии – Магнит, Pepsi, Huawei, Coca-Cola, AstraZeneca, Takeda, EY.

Генеральные информационные партнеры: ТАСС, Business FM. Стратегические информационные партнеры: «Интерфакс», «Российская газета», ИД «Коммерсантъ», РИА «ФедералПресс», журнал «Инвест-Форсайт». Главные информационные партнеры: Anews, News.ru, lenta.ru. Международные информационные партнеры: Russia Today.

Информационные партнеры: телеканал «ПРО Бизнес», АЭИ «ПРАЙМ», «Полит.ру», журнал «Стратегия», журнал «Государственная служба», газета «Экономика и жизнь», портал «Эконс», Финам, журнал «Банковское обозрение», «Парламентская газета», медиапроект «Сноб», радиостанция «Эхо Москвы», телеграм-канал «Научно-образовательная политика».
25 декабря 2020

Исследование УИУ РАНХиГС: Семь из десяти молодых соотечественников, проживающих за рубежом, считают себя частью российского народа

Коллектив ученых Уральского института управления – филиала РАНХиГС провел исследование в рамках гранта Российского фонда фундаментальных исследований («Институциональные основы государственной и негосударственной поддержки молодых соотечественников за рубежом»). По его итогам было выявлено, что семь из десяти молодых российских соотечественников, проживающих за рубежом, в той или иной мере считают себя частью российского народа. Еще большее число таких иностранцев поддерживают связи со сверстниками, проживающими в России.

Исследование провел коллектив ученых Уральского института управления – филиала РАНХиГС, в который вошли Татьяна Зерчанинова, Елена Васильева, Стелла Джангозян, Наталья Мудрецова, Алена Никитина и Ирина Тарбеева.

Ученые поясняют, что соотечественники за рубежом – это граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами территории Российской Федерации. Соотечественниками также признаются лица и их потомки, проживающие за пределами территории РФ и относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории РФ, а также сделавшие свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с РФ. Поэтому, как объясняет коллектив ученых УИУ РАНХиГС, соотечественник может иметь российское гражданство, но должен постоянно проживать за рубежом. Соотечественники могут быть даже лицами без гражданства.

Руководитель исследовательского коллектива Татьяна Зерчанинова подчеркнула уникальность исследования, в объекте которого команда УИУ РАНХиГС опросила только молодых соотечественников в возрасте от 14-30 лет, а на сегодняшний день опрошено уже 2028 респондентов. «Сложность данного объекта заключается в том, что большая часть этого поколения уже интегрирована в общества стран проживания. Они родились уже после распада Советского Союза. Проводимое нами исследование охватило 54 страны. Кроме того, в методике исследования - опрос в группах соотечественников в социальных сетях, очень трудоемкий метод сбора данных, так как множество постов оставались без отклика», – поделилась своим мнением с сайтом Академии Татьяна Зерчанинова.
20 декабря 2020

Эксперт ИГСУ РАНХиГС Ольга Астафьева: «Без элементов новой этики обществу будет трудно сохранить себя»

Чем грозит вузам утрата академической среды? Где у современного чиновника слабое место? Как «книжная столица России» оказалась на Волге? Об этом и многих других потерях и обретениях нашего сложного времени корреспонденту сайта Президентской академии рассказала профессор кафедры ЮНЕСКО Факультета международного регионоведения Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Ольга Астафьева.

– Ольга Николаевна, вы являетесь признанным экспертом в области культурной политики. В каком направлении меняется эта политика в наши дни?

– Культурная политика не может не изменяться в нынешних условиях. Осмысление проблем глобального уровня и техногенной цивилизации приводит к пониманию всего происходящего как очень серьезного макросдвига. Ведь на самом деле мы уже понимаем сегодня, что находимся в определенном пространстве бифуркации в динамике эволюции социальных отношений, в точке изменения иерархии ценностей. Собственно говоря, выстраивается новый порядок отношений. Они базируются на принципах, которые заложены в основу этой системы взаимодействия. Это принципы нелинейности и нестабильности, и одновременно – стремления к сохранению целостности. И, конечно, принцип новой ответственности – той, которая формируется прежде всего у молодого поколения.

Это новая система этических координат, которые уже не мыслятся без понимания того, что у нас есть две реальности. Та традиционная реальность, в которой большинство из нас выросло и социализировалось, для нашей молодежи выступает основной, но все же частичной реальностью. Она серьезным образом дополнена «реальностью», создаваемой суперсовременными технологиями. Иначе говоря, обществу нужны новые подходы и алгоритмы действий в этих нестандартных условиях. Поэтому, на мой взгляд, организация сотрудничества в новом цифровом окружении, в новой системе знаний и коммуникаций в контексте общей трансформации социокультурной среды России выдвигается в ряд сложнейших проблем. В первую очередь – системы образования, которая определяет не только культурно-цивилизационный вектор развития, но и смыслы изменений, нормы и модели поведения учащегося поколения.

Следовательно, без принципов новой этики, то есть, без понимания того, как проживать в этой новой системе, трудно сохранить человеческую цивилизацию.

– Как перечисленные вызовы отражаются на вашей преподавательской деятельности?

– Академический профиль, в рамках которого осуществляется подготовка государственных и муниципальных служащих, позволяет учитывать специфику системы управления. Вот, предположим, регулирование социокультурного развития. Имеется, безусловно, нечто свое, особенное в действующей системе преподавания для управленцев в сфере культуры, художественного творчества. Потому появилась и магистерская программа «Управление в сфере культуры, образования и науки». Но ведь есть, само собой, и базовое звено для управленцев – цикл лекций, занятий, которые нужны всем государственным служащим вне зависимости от их специализации. Это касается изучения правовых инструментов, основ административной и профессиональной этики, деловой культуры.

– «Офисный планктон», «надменная каста», «белые воротнички». Пожалуй, это еще самые безобидные эпитеты, которыми награждают чиновников в соцсетях. Вместе с тем статистика гласит, что 62% всей рабочей силы в России – это те самые клерки, работники умственного труда. Насколько полезным кажется вам преподавание этим специалистам основ административной этики?  

– На самом деле это двойная дисциплина, с одной стороны, опирающаяся на право – узаконенные регулятивы, мимо которых не пройдешь по пути к освоению этой, как вы подчеркнули, массовой профессии. А в качестве второй составляющей курса выступает система практикумов, тренингов, дискуссий, где мы учим будущих служащих задумываться: а как они сами себе представляют основополагающие принципы административной этики?

Потому что освоить и принять различие между должным и сущим это, можно сказать, самое сложное, но и самое уязвимое место наших откровенных диалогов. В «Типовом кодексе этики и служебного поведения государственных и муниципальных служащих» прописаны ключевые принципы. Социальная ответственность, независимость от влияний, добросовестность. Вот только не все понимают, как с ними работать.

Самое главное, о чем не устаю говорить студентам: «Вы не бумагами будете управлять, а людьми. И поэтому – учитесь с ними разговаривать, слышать их голоса, сопереживать собеседнику, доносить свою мысль емко, точно, выразительно».

Умение грамотно построить диалог с журналистами и обычными гражданами это основа основ профессии. Говорить простым и понятным языком. Работать с соцсетями, оперативно и эффективно, а не сетовать на то, что твои слова вырвали из контекста.  

Подкрепляю общие рекомендации конкретными примерами. Смотрим подборные кейсы из реальной практики, допустим, деятельности депутатов Государственной думы РФ.

Помимо этого, приходится выучивать назубок права и обязанности государственного служащего. И ребята с пониманием относятся к этому элементу обучения. Зато могут интеллектуально «отыграться» в дискуссиях на злободневные темы («Мораль против коррупции»), когда я им предлагаю цитаты из «Божественной комедии» Данте, «Никомаховой этики» Аристотеля, работ современных социологов Генри Исковица, Пьера Бурдье, Майкла Полани.  

– В качестве руководителя Центра «Гражданское общество и социальные коммуникации» вам приходится много перемещаться по стране. Какие поездки были самыми яркими?

– Однажды я посчитала, что объехала около 45 регионов, а если говорить о городах – не все припомню. Все это и часть моих профессиональных интересов, и увлечение. Где-то проходили конференции, где-то – культурный форум (надо было коллегам помочь его подготовить). Лекцию прочитать, провести экспертизу выполнения грантов. Но чаще – реализовать проекты.

Когда подлетаешь к Сыктывкару, столице прекрасной республики Коми, или к Абакану, столице Хакасии, под тобой тайга, река изгибается живым клинком. Умопомрачительное зрелище. Ровно такое же, как вид моря из иллюминатора. И понимание, что это твоя земля, оно просто разрывает.

– Старинные фолианты, концепции современных философов обычно находятся в центре внимания аудитории на ваших лекциях?

– Для меня это отнюдь не отвлеченное понятие – фолианты. Лично держала их в руках, когда мне это позволяли в библиотечных хранилищах. Так что она всегда на первом места, книга – неисчерпаемый источник знаний. Но и без цифровых инструментов сегодня никуда: аудио (послушать), видео (посмотреть), слайдами презентации материализовать, так сказать, устное слово педагога. Без этих вспомогательных ресурсов некоторые темы не войдут в сознание ребят. Это не разговор на лавочке и не дискуссии античных собраний во главе с симпозиархами, где, возлегая на лоне природы, среди фонтанов и изваяний, древние проводили свободное время. Исключительно важно жанровое разнообразие лекции. В какую-то минуту нужно уметь поменять интонацию, перейти на абсолютно другой стиль, включить педагогический голос.

Отношения у нас с ребятами самые добрые и конструктивные (я надеюсь), но есть понятие «поставить границу». Потому что иначе прослушанное занятие расползается в голове студента на броские фрагменты и яркие нюансы. Теряется система знаний.

– Этой осенью в Томске на Международной web-конференции «Постпандемическое будущее университета» вы рассказывали о сегодняшних рисках утраты академической среды, приводя в качестве положительного примера опыт Ульяновского госуниверситета.

– С этим городом мы поддерживаем связь более 10 лет. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов не просто разработал стратегию культурной политики. Он создал команду людей, а затем поставил перед собой и коллегами амбициозные цели – изменить социокультурное пространство города, области в целом. Сделать так, чтобы молодежь оттуда не уезжала. Стал развивать арт-территории, креативные пространства. В том числе и в стенах учебных заведений. Каждый студент Ульяновского университета может прийти в его открытое творческое пространство, чтобы научиться рисовать красивые открытки, создавать анимационные фильмы, танцевать. Кто-то занимается лендингом, кто-то сторителлингом. Потрясающий опыт.

Драйвером проекта стал фонд «Ульяновск – культурная столица». Способ управления, который они разработали, я называю уникальным.

В 2015 году Ульяновск получил статус Самого читающего региона России, а также вошел в Сеть креативных городов ЮНЕСКО по направлению «Литература». Единственный в России книжный город. Вы думаете, это Москва, Санкт-Петербург или Казань? Нет, это Ульяновск.

– Во что вы верите как педагог, философ, общественный деятель?

– Никогда не задумывалась. Это, наверное, прозвучит высокопарно и наивно. Я в людей верю и людям доверяю. Я абсолютно точно знаю, что из каждого человека получится Человек и Личность.

– Значит, вы полагаете, что личностью я не рождаюсь, ею меня делают педагоги, родители, общество?

– Загляните в глаза малышей. Они знают, наверное, больше, чем мы. Но должны еще столько узнать, чтобы стать личностями.  

– Спасибо за общение и новых вам успехов в наступающем году.

17 декабря 2020

Эксперты ВШГУ: «Разновозрастной подход на госслужбе — тренд современности»

Эксперты Высшей школы государственного управления (ВШГУ) РАНХиГС представили свое исследование по теме разновозрастного подхода на госслужбе. Еще пять лет назад ученые Факультета оценки и развития управленческих кадров ВШГУ пришли к выводу, что госслужащие старшей возрастной группы оказывают положительное влияние на результаты деятельности организации – с этим согласилось и почти 75% их молодых коллег. В настоящее время эксперты нашли подтверждение своим прогнозам и выводам в отчете Global Talent Trends 2020, составленном на обобщении 7300 мнений руководителей высшего звена и глав кадровых служб из более 30 стран. Составители отчета выделили четыре ключевые тенденции в сфере HR на ближайшие годы. Одна из этих тенденций – целесообразность использования в деятельности сотрудников из разных поколений.

Исследователи отметили такой факт: для 76,5% лиц старшего возраста имеет важное значение карьера, а почти 70% государственных служащих старшего поколения считают, что имеют возможность реализовать себя на работе.

Эксперты также выяснили, что с дискриминацией по возрастному признаку сталкивались около 70% опрошенных работающих пенсионеров. Только каждый десятый из опрошенных пенсионеров, продолжающих трудовую деятельность, никогда не встречались с дискриминационными практиками на работе.

11 декабря 2020

Российские и немецкие ученые обсудили в РАНХиГС опыт и проблемы дистанционного образования

На онлайн-платформе в Президентской академии прошел круглый стол на тему: «Опыт и проблемы дистанционного образования». Мероприятие было проведено по инициативе вице-президента Европейской академии наук и искусств, заместителя председателя Правления Германо-Российского форума, профессора Вильфрида Бергманна при поддержке Института управления и регионального развития (ИУРР) РАНХиГС.

Открыл заседание круглого стола профессор РАНХиГС Олег Проценко, который также выступал в качестве модератора. Во вступительном слове он отметил, что давние связи с немецкими партнерами исчисляются не годами, а целыми десятилетиями. Профессор напомнил всем присутствующим, что ИУРР РАНХиГС уже два года представляет для слушателей российско-немецкую программу двух дипломов. Она была разработана для получения степени магистра и реализуется совместно со Школой международного бизнеса и предпринимательства (SIBE) Университета имени Штайнбайса в Берлине, а также «Эдьюкейшн-онлайн» в Мюнхене. Программа открывает российским студентам большие перспективы для успешной карьеры в области менеджмента и направлена на обучение управлению новыми проектами и организациями в целом и именно в условиях цифровой экономики, которая приобрела особое значение в нынешний период пандемии.

В своем выступлении вице-президент Европейской академии наук и искусств, заместитель председателя правления Германо-Российского форума, профессор Вильфрид Бергманн отметил, что экономические последствия пандемии будут не такими острыми, как проблемы со здоровьем. «Всем нам будет не очень просто преодолеть ее последствия. Благодарю коллег, кто занимается темой дистанционного обучения в пандемию. Но ковид – это преодолимая проблема, а у нас появилось с этим ряд сложностей: как принимать экзамены у аспирантов, принимать так качественно, чтобы они могли потом смело идти в профессиональную жизнь», – пояснил свою точку зрения эксперт.

Директор Школы международного бизнеса и предпринимательства (SIBE) и вице-президент Университета им. Штайнбайса в Берлине профессор Вернер Файкс в обсуждении на круглом столе озвучил мысль, которую поддержали практически все последующие выступающие: «В мире сегодня надо полностью менять подход к образованию, и, думается мне, что это касается всех сфер нашей жизни. Важно не только давать знания, иметь знания, но и получить результат». Профессор рассказал о разработанной и внедренной в обучение новой 10-месячной программе, которая применяет современные методы контроля получения знаний студентами на дистанционном обучении.

В свою очередь, проректор РАНХиГС Максим Назаров поделился с немецкими учеными и представителями высшей немецкой школы наработками Академии: «Мы стараемся использовать абсолютно все для положительной динамики. Уйдя из реальных аудиторий в виртуальные, сохранили расписание. Данный формат принес неожиданно положительный эффект, преподаватель доступен практически круглосуточно, студенты отмечают, что это удобно. Студенты сегодня используют все средства коммуникации, чтобы получить знания. Конечно, мы понимаем, что дистанционно возможно обучать студентов далеко не всех специальностей, я говорю, например, о врачах. Опыт дистанционного образования, можно сказать, раскрыл нам границы. Мы стали транслировать лекции лучших московских преподавателей на филиальную сеть Академии, а это 54 филиала по всей России. Планируем организовать и трансляции за рубеж».  

При этом Максим Назаров также озвучил и некоторые сложности дистанционного обучения, с которыми пришлось столкнуться: проблемы психологической изоляции, резко возросшей нагрузки на преподавателей. Проректор проанализировал все плюсы и минусы онлайн-обучения и пообещал на следующем круглом столе рассказать немецким коллегам о вариантах решения уже и этих вопросов.

Тему сконцентрированности научных кадров в наших странах по разным признакам и значительные различия в оплате труда преподавателей высшей школы затронул академик РАН Абел Аганбегян. Он отметил, что в дистанционном обучении очень многое зависит от мастерства преподавателя. Кроме того, профессор поднял проблему обязательной стажировки студентов, которая стала иногда невозможной в связи с закрытием многих предприятий на карантин.

Дискуссию продолжил Вильфрид Бергманн, по мнению которого, именно ученые должны принять стратегический вызов и поменять экономическую модель общества, в короткое время покончить со старой моделью, избавиться от ренессанс-мышления. «Нам нужна новая экономика и новые лидеры», – заключил г-н Бергманн.

Заместитель директора Института управления и регионального развития РАНХиГС Ольга Милешина рассказала, как на сегодняшний день институт решает проблемы, возникшие в результате перехода на дистанционное обучение.

В заключение круглого стола его инициаторы с немецкой стороны Вильфрид Бергманн и с российской Олег Проценко предложили в начале следующего года провести еще одно совместное обсуждение не менее важной темы: как в реалиях сегодняшнего времени для «новых» студентов подготовить «новый» состав преподавателей, и, разумеется, поделиться опытом работы в этом направлении.
30 ноября 2020

Эксперт РАНХиГС проанализировала поправки в ТК об удаленке

Возможно ли организовать удаленную работу так, чтобы и работник, и работодатель остались довольны? Всегда ли удаленка «размывает» границу между рабочим днем и личным временем? Кто должен платить за организацию рабочего пространства на дому и как защитить свои права, если работодатель не считается с правилами? В Госдуме в третьем чтении приняли федеральный закон «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части регулирования дистанционной и удаленной работы». Авторы законопроекта в пояснительной записке отметили, что пандемия и масштабное распространение режима работы вне стационарных рабочих мест выявили противоречия между реальными процессами в сфере труда в период пандемии и российским трудовым правом. «Российское трудовое законодательство оказалось не готовым к массовому переводу работников на удаленный режим работы», – считают депутаты.
Что предлагает новый закон и что он изменит в организации удаленки? Своим экспертным комментарием на эту тему с сайтом Академии поделилась старший преподаватель кафедры предпринимательского, трудового и корпоративного права Института права и национальной безопасности (ИПиНБ) РАНХиГС Татьяна Голубева.

– Какие сложности в трудовых взаимоотношениях выявили прошедшие полгода удаленки? Решит ли их новый закон?

– Оценивая сложности удаленки, можно сделать вывод о некотором снижении эффективности работы (выполнении трудового функционала). Это произошло просто потому что невозможно полноценно организовать работу в домашних условиях – и с психологической точки зрения, и с точки зрения самостоятельной организации рабочего процесса (разграничение домашних дел и работы).

Вообще, удаленка далась непросто. К сложностям в трудовых взаимоотношениях можно отнести и постоянное нахождение за компьютером или несвоевременное выполнение рабочих задач – это стало следствием неправильной организации рабочего процесса. В некоторых вариантах повлияло на работу отсутствие в домашних условиях надлежащего технического обеспечения – не у всех под рукой оказались мощные компьютеры, сканеры, принтеры, скоростной интернет, необходимые для работы компьютерные программы и т.д.

Было сложно дистанционно учить работников тем или иным программам для удаленной работы, возникали программные конфликты между компьютерными системами работодателя и работника, проблемно было наладить документооборот и многое другое.

Решит ли новый закон все эти проблемы? Полагаю, что он во многом разрешает вопрос реализации дистанционной работы. Он переводит эту тему в практическую плоскость. Например, позволяет четко организовать рабочее время: появились границы рабочего времени, прописаны права и обязанности работника и работодателя в рамках дистанционной работы, оговаривается электронный документооборот и его юридическая сила, обозначен порядок компенсации расходов работника в период дистанционной работы.

– Какие, на Ваш взгляд, принципиально важные понятия появились в области регулирования трудовых взаимоотношений в период удаленной работы?

– Принципиально важные понятия в законопроекте, на мой взгляд, это:

понятия о дистанционной (удаленной) работе, временной дистанционной (удаленной) работе, комбинированной дистанционной (удаленной) работе;

установление режимов рабочего времени по указанными видам работ, понятие сверхурочной работы по каждому виду и чрезвычайных обстоятельств;

порядок взаимодействия, предусматривающий конкретное время выполнения дистанционным работником трудовой функции в пределах рабочего времени, установленного трудовым договором о дистанционной работе. В том числе обязанность дистанционного работника взаимодействовать с работодателем в любой форме, по запросам последнего, в течение установленного рабочего времени, и отсутствие такой обязанности у работника вне времени, установленного порядком взаимодействия;

право работодателя уволить дистанционного работника в случае, если он без уважительных причин 2 рабочих дня не отвечает на запросы работодателя и не выходит на связь, поскольку границы такого понятия, как «прогул» (отсутствие на рабочем месте свыше 4-х часов подряд или в течение всего рабочего дня) искажаются.

  – Какими средствами работник сможет добиваться исполнения норм закона? Если у работодателя есть такой эффективный инструмент давления на работника, как увольнение, то как быть работнику?
– Методы те же, что и всегда: работник не лишен права на урегулирование всех рабочих вопросов путем переговоров с работодателем, путем письменных и устных обращений. Кроме того, он может обратиться с заявлением (жалобой) в уполномоченные государственные органы или с иском в суд.

– Каких доработок, на ваш взгляд, потребует этот закон в будущем?

– Избежать законодательных дополнительных доработок, думаю, будет невозможно, поскольку практика удаленной работы только набирает обороты, и некоторые аспекты требуют апробации в непосредственных реалиях – закон нужно будет, что называется, «обкатать» на практике, чтобы прощупать его тонкие места.

На мой взгляд, вопросы возникнут в следующих моментах: потребуется доработка реализации дистанционной работы для отдельных категорий работников – государственных служащих, военнослужащих, педагогических работников (в том числе учитывая возраст сотрудников), творческих работников средств массовой информации, организаций кинематографии и т.д.

Понадобится уточнить особенности регулирования труда работников в сфере проведения специальной оценки условий труда. Как будет проводиться оценка условий труда при дистанционной работе, особенно если это связано с определенными должностями и профессиями? Пока этот вопрос открыт.

Возникает и такой вопрос: каким образом гарантировать размер заработной платы тем, кто получает повышающий коэффициент за работу на Крайнем Севере, если работник переведен на удаленную работу и уехал на это время в другой регион РФ? Функционал не поменялся, работа выполняется в полном объеме – имеет ли в этом случае значение собственно местонахождение работника? Тоже вопрос, который может привести к возникновению трудовых споров.

То есть работа по усовершенствованию законодательства предстоит большая. Но в данном случае важен сам факт: Трудовой кодекс адаптируется под требования времени, и это важный и нужный шаг.

Контакты

Схема проезда Схема расположения корпусов
Справочная служба

Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:
information@ranepa.ru

Приемная комиссия
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:

Часы работы:
10.00 – 17.00

По вопросам поступления
на бюджетную основу:

+7 499 956-99-99

По вопросам поступления
на договорную основу:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Пресс-служба
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

E-mail:
press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:
+7 499 956-00-44

E-mail:
reserv@ranepa.ru

Телефонный справочник
Ректорат
Подразделения
Факультеты и институты
Кафедры
Научные центры и институты
Филиалы Написать

Президентская академия – национальная школа управления