Новости

Эксперт ФИРО РАНХиГС Семен Славин: «Монополия школы в плане влияния на детей может нанести ущерб их увлечениям»

29 марта 2021
Эксперт ФИРО РАНХиГС Семен Славин: «Монополия школы в плане влияния на детей может нанести ущерб их увлечениям»

О дефиците общественного присмотра за развитием системы дополнительного образования детей (ДОД) и всплеске спроса на него корреспонденту сайта Президентской академии рассказал соавтор программы повышения квалификации дополнительного профессионального образования «Внедрение целевой модели развития региональных систем дополнительного образования детей» Семен Славин.

– Семен Сергеевич, оптимизация системы дополнительного образования детей, стартовавшая в целях снижения бюджетных расходов на ее поддержание в условиях общего снижения численности детей в возрасте от 5 до 18 лет, естественно была сопряжена с рисками. Сейчас они отступили? Почему некоторые эксперты говорят о риске исчезновения этой системы в России?

– Ну, давайте так: исчезнуть может все, что угодно, и в любой момент. Мы ни от чего не застрахованы. Другое дело, что, если сопоставлять дополнительное образование с основным общим, то, конечно, второе намного более сильно защищено государством, освящено традицией, укоренено в общественном мнении. Потому что, прежде всего, в Конституции России прописана гарантия общедоступности и бесплатности основного общего образования.

А если говорить о дополнительном образовании, то оно существует ровно потому, что люди, принимающие решения, понимают, что оно существует, и хотят, чтобы так продолжалось. У каждого гражданина есть право на образование за школьной партой, оно неотъемлемо. Но право на бесплатное (подчеркиваю – «бесплатное») дополнительное образование у нас не установлено ни Конституцией, ни каким-либо федеральным законом. То есть, в логике исполнения государством своих обязанностей перед гражданами, оно не обязано финансировать дополнительное образование.   

– Но оно его финансирует, хотя бы и по остаточному принципу. Как это происходит?

– Во-первых, из бюджета в систему дополнительного образования направляется сегодня действительно большой объем денег. Бесплатных кружков в расчете на душу населения должно быть достаточно, чтобы каждый нашел себя в этой системе за счет государства.

Другое дело, что средств на одно место выделяется меньше, чем требуется по себестоимости услуги. Поэтому бывает так, что дети приходят в кружок, а там ничего нет: бумагу купи на свои деньги, фломастеры тоже... И скажи спасибо, что тебе лампочку в классе не потушили, одну из трех... Но это я утрирую.

На самом деле наличествующее число учебных мест на душу населения в принципе позволяет каждому ребенку найти себе кружок и секцию. Так что доступность ДОД ограничена не столько дефицитом мест, сколько малым числом интересных, увлекающих детей объединений. Причем часто такие кружки предлагаются уже за плату, потому что родители их хотят; бесплатно же удобнее предлагать то, за что точно не заплатят.

А дальше экономика сбоит, логика зависает. Получаем парадокс: организация исходит не из того, чтобы сделать образование привлекательным для каждого или для большинства детей, и таким образом привлечь к себе новых учащихся. А ей достаточно Васи, который и без того ходит в два кружка. «А ты не хочешь в третий записаться? А вдруг понравится, чего отказываться?». Цифры горят, а заниматься рекламой и переосмыслением стратегии своей работы некогда. Поэтому Васю зачисляют, и он числится в объединении, которое ему неинтересно.

– Обозначим ресурсную базу: деньги в системе есть, кадры на месте, аудиторий хватает. Значит, сеть неформального образования переживает нормальную стадию роста. Ситуация штатная или чиновники ставят палки в колеса? 

– Как вам сказать? На этой сцене нет сил зла – все силы добрые. Но так получается, что управленцы не контролируют процесс. Своим невключением в планирование и отсутствием попыток сделать дополнительное образование таким, какое нужно обществу, они вносят свой вклад в атмосферу общего хаоса. Хотя он отчасти и творческий, помогающий родителям и детям  осознать свой интерес в этой системе.  

– А можно задать неожиданный вопрос: в чем миссия дополнительного образования? Кому оно сегодня нужно? Может быть, детям достаточно освоения в школе обязательного стандарта (ФГОС) и посещения вечерних репетиторов пару-тройку раз в неделю? Что говорят об этом родители?

– Странный вопрос, у меня от него мурашки по коже пробежали. Что значит – «кому оно нужно»? Но дополнительное образование, извините, это не история из серии «прочитал и забыл». Это история про вовлечение детей педагогом в живую самостоятельную личностно значимую деятельность. Попадая в эту систему, проходя через нее, ребенок обретает нечто большее, чем банальную сумму знаний и навыков. С даты создания, лета 1918 года, она воспринимается как школа жизни миллионами людей. Как возможность раскрыться, найти друзей по интересу – однажды и часто на всю жизнь. Другое дело, что система инертна, ей много лет, она заточена не на детей, не на попытку подобрать полезные для них программы «под запрос», а на то, что, мол, «хотят – не хотят, но кто-нибудь да придет».

– А как все-таки на это реагируют родители?

– Для очень многих из них знакомство с услугами дополнительного образования детей привлекательно лишь на первых порах. Вообще они больше нацелены на репетиторство. С большей охотой выберут курсы английского языка или то, что даст конкретный быстрый результат. Поможет поступить в университет, устроиться на правильную работу. 

– Вы с ними не согласны?        

– Дополнительное образование для ребенка — это не то, что «мне сформируют» или «за что потом спросят». Это не тест Единого госэкзамена, а поиск себя в пестром потоке людей, искусств, активностей. Сегодня они, эти досужие занятия, кажутся вам со стороны моим капризом, прихотью, а завтра этот каприз (занятия боксом, например, в школьном клубе) спасет мне жизнь или позволит познакомиться с девушкой, защищая ее от хулиганов.   

– Но это идеальная картинка из собрания «Мосфильма». В действительности, как отмечала экс-министр образования Иркутской области Елена Осипова, управляемость этой системы падает, вниманием в ней окружены пока лишь «особые дети». В общем, так просто формализм позиций не сдает.

– Кто же спорит? На днях моего собственного ребенка заставили в школе записаться на «Фольклор» – для того, чтобы засчитать урок в рамках основной программы за счет средств детских школ искусств (ДШИ). Нарушений масса. Возможностей и поводов для них у школы более чем достаточно. Ее монополия в плане влияния на детей при зачастую пассивных родителях почти не вызывает у меня сомнений.

Представьте, что у системы общего образования России есть цель – войти в десятку стран по уровню знаний, компетенций, навыков. И эта цель достижима через натаскивание школьников на международные тесты. А теперь оцените вероятность того, что школа, озадаченная этой целью, будет предлагать детям те кружки и программы, которыми богата сеть ДОД... Она не слишком велика, не правда ли?

Я считаю, что если муниципалитеты не будут строить свой заказ на дополнительное образование, ориентируясь на внешкольные ожидания общества, тогда он весь уйдет в школы и не будет соотноситься с тем, что важно и нужно.

Поэтому основная, на мой взгляд, угроза развитию системы ДОД исходит от школы. Если ДОД начнет работать на показатели школьного образования, то неизбежно в этом утонет. 

– Что, как вы полагаете, следует делать, чтобы этого не произошло?          

– Я могу привести примеры по меньшей мере 10 – 15 регионов, где пытаются ответственно планировать развитие этого сектора, в соответствии с Целевой моделью развития региональных систем дополнительного образования детей. В этих случаях система учебных программ формируется под неусыпным оком муниципалитета, вплоть до представительства общественных организаций, опорных центров в принятии конкретных решений. Но прежде сообщество должно само определить, какое дополнительное образование ценно для него. Обосновать и пролоббировать свой социальный заказ, его реализацию за счет бюджетных средств.

– А разве такой экономический инструмент, как сертификат дополнительного образования в руках ученика, не служит пропуском к услугам педагогов им предпочитаемых?

– Во-первых, так может быть, и так и есть во многом. Но к этому надо еще и стремиться, смелее открывать себя новым возможностям.

Приведу пример крупного города, где введена система персонифицированного финансирования. Дети получили сертификат с возможностью выбирать любых исполнителей услуг: и частных, в том числе. И они пошли к частникам. Все довольны: образовательная программа в наличии; контроль за ее качеством осуществляется на основании установленных правил. Все это работает.

И да, деньги в руках ученика стали определять многое: образование начало ориентироваться на интересы ребенка.  

К чему это привело сегодня? Порядка 1,5 тысяч сертификатов поступили в личное пользование детей, но на всех не хватило. Еще 270 подростков говорят: «Дайте нам такую возможность, мы тоже хотим обладать именным платежным электронным документом». Штатная ситуация – спрос подскочил, надо его удовлетворять.   

А получилось ровно наоборот. Муниципалитет испугался, что программы, которые предлагают муниципальные учреждения, останутся без «покупателей». И уменьшил количество сертификатов так, чтобы их практически не осталось – до символических цифр. И сегодня ситуация такова. Сотни детей не могут использовать свои сертификаты, потому что денег на них нет: лимиты были достигнуты в первые минуты нового года.

И все-таки положительные выводы эксперимента превалируют. Потребность в программах дополнительного образования остается у детей высокой, с перспективой дальнейшего роста. На мой взгляд, даже сама система персонифицированного финансирования этому способствует, если правильно использовать ее возможности.  

– Спасибо вам за интервью!

 

Контакты

Схема проезда Схема расположения корпусов
Справочная служба

Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:
information@ranepa.ru

Приемная комиссия
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:

Часы работы:
10.00 – 17.00

По вопросам поступления
на бюджетную основу:

+7 499 956-99-99

По вопросам поступления
на договорную основу:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Пресс-служба
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

E-mail:
press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:
+7 499 956-00-44

E-mail:
reserv@ranepa.ru

Телефонный справочник
Ректорат
Подразделения
Факультеты и институты
Кафедры
Научные центры и институты
Филиалы Написать

Президентская академия – национальная школа управления