Новости

Новости

Поддержка одаренных детей, как приоритет политики: попытка проблематизации (ВИДЕО)

06 Марта2019
Поддержка одаренных детей, как приоритет политики: попытка проблематизации (ВИДЕО)

В последнее время в России стали очень популярными программы и проекты, направленные на выявление и поддержку одаренных детей.  Их отбирают самыми разными способами, для них создаются особые программы, их направляют в особые классы, школы, центры и на это расходуются немалые средства. В то же время дети, не демонстрирующие каких-либо выдающихся способностей или академических успехов оказываются на периферии приоритетов государственной политики, учителя, которые работают с такими детьми, не получают никакой помощи, а их успехи никак не вознаграждаются. В нашей стране, бывшей еще недавно страной всеобщей грамотности, растет число неграмотного населения, появляются дети с сохранным интеллектом, которые не закончили даже начальной школы и это мало кого беспокоит. В этой статье ставится вопрос о правомерности и целесообразности политики, делающей ставку исключительно на лидеров и допускающей существование недоученных и неграмотных людей.

В педагогике немало терминов, которые нуждаются в уточнении, но, пожалуй, ни один из них не имеет столько разночтений, как понятие «одаренность». Если полистать практические советы, публикуемые в журналах и в интернете, то в них одаренность часто путают с академической успешностью, в научных статьях – с талантом и способностями, а в последнее время еще и с мотивированностью к занятиям какой-либо деятельностью.

Нет согласия и среди «великих»: Б.Теплов считал, что одаренность это «качественно своеобразное сочетание способностей, от которого зависит достижение успеха в той или иной деятельности». Другими словами, одаренный человек – это как правило человек успешный. Но что такое успех? Были ли успешны Модильяни или Ван Гог, которым при жизни не удалось продать ни одной картины? И стоит ли считать успешным эпатажного ньюсмейкера, добившегося популярности с помощью вываливания в грязи какой-либо медийной персоны?

Л.С. Выготский под одаренностью понимал способность (опять способность!) к творчеству, которая является генетически обусловленной и развивается в ходе соответствующей деятельности. Значит ли это, что одаренность нельзя выявить, пока человек не занялся соответствующей деятельностью и не совершил в ней творческих преобразований? Уточняет, на мой взгляд, эту мысль определение немецкого психолога В. Штерна, который считал, что одаренность – это общая способность индивида сознательно ориентировать мышление на новые требования. Оно предполагает возможность выявить одаренность достаточно рано, как только мозг ребенка начнет справляться с новыми для него ситуациями. Но это определение подходит не ко всякому роду занятий. Как, например, быть с физической или музыкальной одаренностью?

Еще в начале прошлого века психолог П.Я. Трошин, сравнивая одаренного ребенка с ребенком, отстающим в развитии писал: «Отсталый ребенок просто не умеет применять свои природные данные». Он же говорил о том, что дети, которых обычно заносят в категорию умственно отсталых, выгодно отличаются от своих одаренных сверстников по ряду параметров: у них почти всегда существенно выше острота зрения, очень часто хорошо развита память, а ведь хорошую память многие считают признаком одаренности. Вспомним  героя фильма «Человек дождя», который великолепно запоминал цифры и производил в уме сложные вычисления, в то время как находился в пансионате для пациентов с психическими заболеваниями.

Великий петербургский психолог С.Л. Рубинштейн писал: «Изучению одаренных посвящено очень много работ, но полученные результаты никак не адекватны количеству труда, на это затраченного», поскольку проявление способностей строго индивидуально, но и неповторимо.

Выявлять или предсказывать одаренность – дело неблагодарное. Вспомним: Эйнштейн начал говорить только в 4 года, а читать в семь.  Исаак Ньютон плохо учился в школе. Томасу Эдисону учителя часто говорили, что он – тупица, неспособный что-либо понять и усвоить, а Уинстон Черчилль даже оставался на второй год. Даже во взрослом возрасте случаются ошибки. Уолта Диснея уволили из редакции газеты «за отсутствие свежих идей», а Энрике Карузо учителя говорили, что у него нет голоса. Каждый день мы слышим, что ту или иную сегодняшнюю знаменитость не принимали в театральный вуз или консерваторию, считая бесталанными. Однако мы упорно продолжаем «отбирать одаренных», не задумываясь о том, какую травму мы наносим детям, не прошедшим по конкурсу.

А главное, когда мы наконец сформировали классы или целые школы для одаренных, мы считаем, что главное, что нужно для них сделать, это составить сложную программу и пригласить учителей откуда-нибудь из университетов. 

А как поддерживают одаренных детей в других странах мира?

В большинстве стран существуют две стратегии – обогащения и акселерации. Стратегия обогащения предполагает, что мы не выделяем детей с признаками одаренности, как бы мы ее не понимали, в отдельный класс или школу, но предлагаем таким детям дополнительные, более сложные программы непосредственно в том классе, где они учатся, направляем их в летние школы или специальные центры дополнительного образования и т.д.

Те страны, которые идут по этому пути, считают, что дети, выделяющиеся своими знаниями или способностями, оказывают большое благотворное влияние на сверстников и помогают многим из них проявить лучшие свои свойства. В Великобритании, например, каждая школа должна определить 5-10% своих самых успешных детей и предложить им специальные программы в дополнение к основной. В Сингапуре таких детей будет не более 1%, но и поддержка им будет оказана самая разносторонняя. В Австралии и США политика разных штатов может различаться, в Австралии только Новый Южный Уэльс пошел по пути селекции одаренных детей и выделения их в специальные школы, но масштаб такой селекции очень скромный – 17 селективных школ на весь штат. А в некоторых штатах США (Нью Джерси) официально запрещено тратить государственные деньги на поддержку одаренных детей. Их обучают  только на добровольные взносы граждан.

В Ирландии, Гонконге, Чехии и Словакии проблема решается за счет создания специальных центров и программ работы с высокомотивированными детьми, которые демонстрируют успехи в разных областях. В Скандинавских странах сам термин «одаренность» не в ходу: там считают, что одаренными являются все дети, но летние лагеря и школы для тех, кто хочет совершенствоваться в том или ином предмете, существуют. Пожалуй, наиболее успешными в последовательной реализации программ поддержки, построенных на обогащении, можно считать финских педагогов: в Финляндии каждый ребенок учится по индивидуальной образовательной программе, составленной специально для него.

Вторая стратегия, ускорение, практикуется преимущественно в Германии, Австрии и Швейцарии, хотя недавно таким подходом заинтересовалась Испания и даже создала для этого специальное законодательство. Этой стратегии дети, демонстрирующие успехи в обучении, могут раньше поступать в школу, раньше ее заканчивать и перепрыгивать через класс, если программа этого класса ими уже освоена. Можно сказать, что в этих странах одаренность трактуется почти исключительно как академическая успешность.

Даже в тех странах, где равенство возможностей ценится гораздо выше помощи одаренным, существуют исключения: в Норвегии, например, есть музыкальная и балетная школы для одаренных детей, в ряде стран в старшей школе появляются математические классы и т.д.

Если теперь посмотреть, какие результаты принес отбор одаренных детей и выделение их в специальные учебные заведения, то можно сказать следующее. В единственном штате Австралии, где существуют специальные школы и специальные классы для одаренных детей, общие результаты национальных и международных мониторингов не выше, чем в других штатах, поэтому другие штаты не спешат следовать этому примеру. Канадский штат Альберта, самый богатый из всех канадских штатов, создал много школ для одаренных детей и его средние результаты – самые высокие в стране. Но наиболее успешным в Канаде считают штат Онтарио, где затраты на каждого ребенка существенно ниже, а результаты незначительно отличаются от Альберты. При этом в Альберте разрыв между самыми сильными и самыми слабыми намного выше, а это значит. Что там большая часть детей остается без минимально необходимых знаний. Такая же ситуация в Иране – дети из богатых семей, которые смогли обеспечить им лучшую базовую подготовку, легко сдают экзамены в элитные школы, главным образом с углубленным изучением математики и естественно-научных предметов, а детям из менее обеспеченных семей туда дорога закрыта, и многие из них вообще недоучиваются даже в начальной школе, хотя по закону этот этап обязателен для всех. В Венгрии, где много математических школ, много и побед на международных олимпиадах, и это важный для страны результат, но проблема отстающих там тоже стоит довольно остро.

Мне не хотелось бы создать впечатление, что уделять внимание детям с высокими результатами или с высокой мотивацией не нужно. Конечно, это важное направление политики, но если оно становится едва ли не единственным ее направлением, в этом я усматриваю большую опасность.

И вот почему. Мы уже столкнулись с тем, что оценивать работу школ чиновникам проще и легче по лучшим итоговым результатам: чем больше выпускников набрали высшие баллы по ЕГЭ, чем больше детей стали победителями школьных олимпиад, тем лучше работает школа. Но при таком подходе работа учителей, которые работают со сложными или даже просто не самыми успешными детьми, никак не оценивается и не поощряется. Да мы и не можем ее оценить, поскольку не умеем мерить прогресс, совершаемый ребенком в течение определенного периода. Наши программы не дают нам такой возможности, поскольку описывают результаты не по 9-12 уровням освоения умений и компетенций, а только по трем основным ступеням школы. Учитель не имеет возможности сколько-нибудь достоверно сравнить знания и умения ученика в начале и в конце учебного года, а значит, если его ученик ничего не завоевал и нигде не победил, его работа незаметна. Вот школы и стараются выиграть хоть какую-нибудь олимпиаду за счет того, чтобы привлечь к себе уже готового победителя, а на обучение так называемых остальных обращают гораздо меньше внимания. Это приводит к депрофессионализации учительских кадров – нахождение нужных, уже обученных  учеников становится важнее собственно учебы.

У нас появляются неграмотные молодые люди, которые ничему не научились в школе и их количество растет. А школы в это время гордятся успехами, на самом деле принадлежащими не им, а родителям, репетиторам или специальным кружкам. В результатах опроса, проведенного коллегами из Высшей школы экономики, я обнаружила жалобу директора далеко не элитной школы на то, что в первый класс приходят дети, не умеющие читать. Но позвольте! Начальная школа для того и существует, чтобы этому научить! А если учителя разучились это делать, то дети в этом не виноваты.

Мы собираемся потратить большие деньги на создание инфраструктуры для поддержки одаренных детей. Если бы со всем остальным дело было бы в порядке, почему бы и нет? Но вкладывать ресурсы в тиражирование еще не доказавших свою эффективность Сириусов и Кванториумов по крайней мере преждевременно. Было бы очень полезно сравнить два региона или города, в одном из которых на протяжении трех лет оказывалась бы целевая поддержка детям с низкими образовательными результатами и умеренная поддержка успешным детям, а в другом строились бы новые дорогостоящие центры для одаренных. Но таких данных нет и судя по всему,  в ближайшем будущем не будет. Поэтому хочется напомнить слава одного из ведущих в мире специалистов в области образовательной статистики Скотта Мюррея: «Поддерживая одаренных детей, помните: вы растите их не только для себя, но и для всего мира. Они будут работать там, где выберут, и их везде примут с удовольствием. А вот те, кого вы недоучили, останутся с вами и вам придется их поддерживать и даже содержать».

Я иногда думаю: а что было бы, если бы наши медики вели себя похожим образом: вкладывали бы средства только в строительство Институтов Красоты или лечили бы только от насморка, который в большинстве случаев проходит сам собой?

Так как же следует изменить нашу образовательную политику для того, чтобы она стала более сбалансированной?

  • Создать, наконец, инструмент для измерения прогресса каждого ребенка (уровневые стандарты или программы) Такие стандарты есть во многих странах, лидирующих в международных обзорах, важно не заимствовать их, но только соблюсти подход к их составлению.
  • Прежде всего вознаграждать и поддерживать учителей, добившихся роста результатов у самых слабых детей.
  • Целевым образом поддерживать школы, работающие в сложных условиях и со сложным контингентом через:

     - Финансовые дотации школам и доплаты учителям. Так поступили, например, в Эстонии и эта страна стала лучшей в Европе по результатам своих учащихся

-         Ротацию лучших учителей и вахтенную их работу в слабых школах Первую из тактик успешно используют в Японии, Корее, Сингапуре: учитель или директор школы работает 4-5 лет, после чего его перемещают в другую, отличающуюся по условиям школу. Вторую применил Шанхай, обеспечив таким образом помощь сельским школам. Городские учителя приезжали в деревню на 3-4 месяца, а в это время их сельские коллеги учились на курсах в городе.

-         Распространение опыта резильентных школ (школ, работающих в сложных условиях, но демонстрирующих хорошие результаты). Этот опыт успешно анализируют наши коллеги из ВШЭ, но важно, чтобы руководители образования не заменяли все остальные способы поддержки только такими действиями. Этого недостаточно.

-         Рэнкинги вместо рейтингов с показателями по отдельным категориям детей. Система рэнкингов учитывает многие стороны работы школ и выделяет лучших не по одному, а по целому спектру показателей, учитывая таким образом, и то как они работают с одаренными, и как продвигают каждого ребенка.

Оригинал статьи

 

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82
Бакалавриат и специалитет:

Часы работы: 10.00 – 17.00
+7 499 956-90-90 (многоканальный)

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82





E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления