Новости

Преподаватель ИОМ РАНХиГС Наталия Минаева: «Психология развивается семимильными шагами»

29 марта 2021
Преподаватель ИОМ РАНХиГС Наталия Минаева: «Психология развивается семимильными шагами»

В беседе с корреспондентом сайта Президентской академии преподаватель Института отраслевого менеджмента (ИОМ) РАНХиГС, психолог Наталия Минаева рассказала о том, может ли литература по психологии заменить поход к специалисту, ходят ли психологи друг к другу на прием, и какие тренды развития психологии как науки существуют сегодня.

– Наталия Леонидовна, что такое счастье с точки зрения психологии?

– Вопрос непростой, потому что единой точки зрения на счастье в психологии нет. Это вопрос скорее философский, чем психологический, хотя в психологии есть масса опросников, тестов для оценки уровня счастья. Например, Оксфордский опросник счастья OHI/OHQ. Их и в интернете печатают, и психологи периодически обсуждают. Единой точки зрения нет.

Есть разные теории. Например, психология потока Михая Чиксентмихайи. Сегодня много пишут о позитивной психологии, там пытаются как-то раскрыть понятие счастья. Мартин Селигман много пишет об этом.

Лично моя точка зрения: это баланс во всем, гармония во всем, умение найти равновесие между личной жизнью, отношениями с другими людьми, хобби, самореализацией. Когда в жизни присутствует все и это все человека удовлетворяет, на мой взгляд, это и есть счастье. Но моя точка зрения может отличаться от мнений других психологов.

– Существуют ли на свете на 100% здоровые психически люди? И где они?

– Они, конечно, существуют, их большинство. Если мы рассматриваем психическое здоровье, ментальное здоровье, то психически здоровые люди – это те, у кого нет психических отклонений, то есть люди, которые не страдают разными болезнями либо расстройствами – депрессивными, тревожными и так далее.

Я, вообще, оптимист по жизни. Мне кажется, что таких людей много. Не сказать, что их большинство, но таких людей все-таки много. Иначе профильные больницы все были бы забиты пациентами.

– Если у человека есть такие вещи, как психотравмы, детские травмы, он все равно считается психически здоровым?

– Вообще, психические травмы есть абсолютно у каждого человека. Все по-разному их переживают: кто-то их прорабатывает с собой или обращается за помощью к специалисту и продолжает дальше жить полной жизнью. Кто-то заболевает от этого, и психически в том числе тоже. Человек не может пережить травму, и у него развивается, например, депрессия. Или же он может быть травмирован, как говорят психологи, но при этом быть психически здоровым, если эта травма не нанесла серьезный ущерб его психике...

– И если он не представляет никакой опасности для общества?

– Не только для общества, но и для самого себя в том числе. Бывает, что у человека травма, и он направляет агрессию внутрь самого себя. Есть такое понятие, как аутоагрессия.

– Сегодня существует множество книг по популярной психологии. Есть ли смысл в такой литературе? Как выбрать из этого множества что-то полезное? И может ли чтение такой литературы заменить полноценный прием у специалиста?

– Начну с последней части вашего вопроса. Заменить полноценный прием у специалиста литература не может точно, потому что книги лишь дают понимание того, что с человеком происходит. Он может понять, прочитав специальную литературу, что у него депрессия или обсессивно-компульсивное расстройство. Но прием специалистов подразумевает использование специальных техник для того, чтобы человек из этого состояния вышел.

Приведу пример. Хирург не может вырезать у себя аппендицит, каким бы он ни был профессионалом. Или стоматолог не может вырвать себе зуб. Ему придется обратиться к своему коллеге. Точно так же и с психологом. Можно понимать это, но самому себе помочь невозможно. Помощь в большинстве случаев все-таки требуется.

Что касается книг, действительно их сейчас большое разнообразие. Какую цель преследует человек, который ищет себе книгу? Если у него цель справиться со страхом и тревогой, то можно почитать книги и даже овладеть техниками самопомощи. Я у себя в Instagram кое-какие техники публикую.

Многие книги полезны. Но важно понять, какая цель в их чтении. Просто почитать, для того чтобы о других людях больше знать? Можно почитать Эрика Берна «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры». Берн – это вообще классика. Или «Искусство любить» Эриха Фромма. Это чтобы обогатить, расширить свой кругозор. А если нужно решить какую-то конкретную проблему, тогда лучше обращаться к профессиональной литературе или к специалисту.

Я рекомендую почитать авторов, которые занимаются наукой и посвятили ей много времени. Например, Пола Экмана «Психология лжи». Это ученый, который всю свою жизнь, более 50 лет, занимается исследованием психологии лжи.

Сейчас в интернете есть масса информации. Можно взять фамилию и имя автора и посмотреть в сети, чем он занимается по жизни, какими исследованиями. Если он проводил исследования в течение десятков лет, то мнению такого человека стоит доверять. А если это человек, про которого никто не знает, вы забили имя автора в интернете, и там нет о нем никакой информации, то тогда возникает вопрос: а он кто? Это реально психолог или самозванец?

Поскольку литература сильно влияет на мировоззрение и часто психическое состояние человека, надо тщательно выбирать авторов. Нужно очень внимательно к этому относиться. Читать рецензии, отзывы коллег по цеху. Часто, если это книга профессиональная, то она рецензируемая. И тогда становится понятно, что это не проходимец, а серьезный автор.

– Вы сказали, что врач-хирург не может сам себе вырезать аппендицит. Сами психологи, когда у них психологические проблемы, вероятно, тоже не могут с ними справиться самостоятельно. Ходят ли они к специалистам или стараются помогать себе сами? Они же знают всякие техники, подходы.

– Тут то же самое, как у хирурга. Можно знать, но при этом не справиться с этим. Психологи – такие же люди. Почему-то многие думают, что у психологов нет проблем. Мне так часто слушатели, студенты говорят: «Ну вы же психолог, у вас же проблем нет». На самом деле это обманчиво. У нас есть точно такие же проблемы, конфликты, разные бывают ситуации. И психологи обращаются к коллегам.

Есть даже специальный термин «супервизия», когда психолог решает свои проблемы с другим психологом либо посещает специализированные тренинги, например, для решения конкретной задачи. У меня есть такой опыт. И я как психолог при решении своих личных проблем посещала определенные тренинги. Самостоятельно не получается справиться.

– В чем разница между психологом, психиатром и психотерапевтом?

– Их часто путают, да. Психиатр – это врач, это человек, который закончил медицинский университет. Он не только консультирует, он еще и выписывает медикаменты, например, антидепрессанты или противотревожные лекарства. Это врач-психиатр.

Психолог – это гуманитарий. Он закончил психологический факультет какого-нибудь вуза, владеет рядом техник по консультированию, но не может выписывать лекарства. Если к психологу приходит клиент, и специалист видит, что этому человеку нужны, например, антидепрессанты, он отправляет его к врачу, потому что у него нет полномочий и он не имеет права ставить диагнозы, выписывать таблетки. Если какие-то серьезные психологические проблемы, и человек без медикаментов не может, тогда ему к психиатру. К слову, не надо бояться психиатров. Многие почему-то думают: «Все, пойду к психиатру, и меня запрут в психушку». Это не так.

А вот психотерапевт в России имеет отдельный статус – на грани между психиатром и психологом. Но у нас профессиональные стандарты построены таким образом, что психотерапевтом может быть и психолог. Я сейчас прохожу специальное обучение, и оно психотерапевтическое, то есть я – психолог, но могу повысить свою квалификацию и быть психотерапевтом. Дело в том, что в России нет четкой границы. Это очень плохо. Сложно пациентам, и клиентам в первую очередь. Они не могут разобраться, кто им нужен.

На Западе, в Европе и США психотерапевт – это обязательно врач, имеющий медицинское образование и имеющий право выписывать лекарственные средства, но владеющий специальными техниками, для того чтобы помогать не только таблетками, но еще и словом, какими-то техниками. Там культура и уровень ментального здоровья, конечно, намного выше, чем в России, потому что последние сто лет в Европе у каждого практически человека есть свои психологи, психоаналитики.

– Есть такое понятие, как незакрытый гештальт. В интернете попадаются даже приколы, мемы на эту тему. Что это такое? Как его все-таки закрыть? Можно ли это сделать?

– Сейчас этот термин стал каким-то рекламным ходом, трюком. «Купи квартиру - закрой гештальт». Я живу за городом, и часто вижу такой билборд. Есть отдельное направление в рамках психологии – гештальтпсихология. И «гештальт» в ней – это вообще про другое. «Закрыть гештальт» условно – это создать целостную картинку у себя в голове, если брать профессиональную терминологию. Есть такой эффект незавершенного действия, когда вы что-то недоделали, и вас это грызет: надо дочитать книгу до конца или нужно доделать ремонт в квартире. Об этом в современном мире говорят «незакрытый гештальт», а на самом деле это подмена понятий. Это, скорее, эффект незавершенного действия, описанный, по-моему, Зейгарник.

Это не научный термин – закрыть гештальт. Это модный рекламный трюк. В психологии все сложнее.

– Какие прогнозы развития Вашей отрасли науки Вы можете дать на ближайшее будущее?

– Во-первых, я считаю, что психологию ждет стремительное развитие, потому что благодаря событиям последнего года, пандемии, люди осознали, что кроме физических, материальных проблем существуют еще проблемы ментального здоровья. Это тревожность, чувство одиночества, разные страхи, которые активизировались в связи с COVID-19 и так далее.

Во-вторых, это развитие онлайн-психотехнологий, переход обучения, работы в онлайн. Те тенденции, которые за последний год стали особенно яркими, делают профессию и направление психологии очень востребованным.

Что касается психологии как науки, в ней за последние лет десять очень много стало присутствовать физиологии. И если раньше что-то не могли измерить аппаратно, то сейчас есть масса экспериментов. Стало возможным погрузиться в глубины мозга и посмотреть, что с человеком происходит. И если раньше Зигмунду Фрейду клиент на кушетке рассказывал, какие он эмоции переживает, то сейчас можно человека погрузить в аппарат МРТ и посмотреть, с какими долями мозга что происходит. Это открывает широчайшие возможности перед психологией. Посмотреть, что происходит в мозге, в организме, например, с гормонами.

Ученый Роберт Сапольски много говорит о том, что эмоции – это гормоны. Сейчас тревогу можно измерить через аппарат. Он определяет кожно-гальваническую реакцию. То есть то, что было только описано на словах и субъективно, стало очень конкретным.

Также хотелось бы отметить современные технологии, программные продукты… Есть такое приложение, психолог-консультант. У меня он стоит - я на себе проверяю, как он работает. Это такой бот, который стучится ко мне каждый день и говорит: «Наталия, у тебя все хорошо?». Другими словами, появились целые приложения, которые оказывают психологическую помощь. По большому счету, не обращаясь к психологу, человек может загрузить приложение, с ним беседовать, определять свои проблемы. И он будет предлагать шаги решения этих проблем.

Психология семимильными шагами развивается в плане компьютеризации и изучения физиологии. Я бы наметила два таких тренда.

– Такие боты когда-нибудь заменят реального психолога?

– Для кого-то заменят. Во-первых, нужно, чтобы была к этому готовность. Может быть, для молодого поколения такие боты заменят специалистов, но только отчасти. Однако, как бы мы ни научали этот бот сопереживать, это все равно немножко искусственно. Это как собака-робот у моего внука. Она прикольная, лает, сказки читает... Но при этом моя живая собака, когда это видит, пребывает в шоке.

И самое главное, чего нет у робота – это эмоции. Я не знаю, до какого уровня должны дойти технологии, чтобы уметь воспроизвести эмоции. Именно поэтому я считаю, что профессия психолога будет востребована. Это профессия будущего.


Контакты

Схема проезда Схема расположения корпусов
Справочная служба

Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:
information@ranepa.ru

Приемная комиссия
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:

Часы работы:
10.00 – 17.00

По вопросам поступления
на бюджетную основу:

+7 499 956-99-99

По вопросам поступления
на договорную основу:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Пресс-служба
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

E-mail:
press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:
+7 499 956-00-44

E-mail:
reserv@ranepa.ru

Телефонный справочник
Ректорат
Подразделения
Факультеты и институты
Кафедры
Научные центры и институты
Филиалы Написать

Президентская академия – национальная школа управления