Новости

Профессор РАНХиГС Эмиль Маркварт: пандемия пока не повлияла на перспективы развития территорий

31 мая 2021
Профессор РАНХиГС Эмиль Маркварт: пандемия пока не повлияла на перспективы развития территорий

Профессор кафедры территориального развития имени В.Л. Глазычева Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС, руководитель программ магистратуры и программы МРР (Master of Public Policy), профессор Института управления и регионального развития РАНХиГС, руководитель проектов по формированию и развитию Единого образовательного пространства и Единого экспертного пространства филиальной сети РАНХиГС Эмиль Маркварт рассказал порталу Академии об итогах необычного учебного года 2020-2021, о тех трансформациях, которым подверглась повестка развития территориального развития городов и какие программы ждут студентов в будущем.

Как изменилась жизнь социума: прогнозы и реальность

За прошедший год состоялись сотни конференций, круглых столов и других мероприятий, в центре которых было обсуждение влияния пандемии на города, на общество, на развитие. Я сам организовывал несколько подобных мероприятий международного масштаба. Интерес к этому аспекту темы совершенно понятен и очевиден: общество оказалось в неординарной ситуации. Как общество, так и политика и управление во всем мире были совершенно не готовы к ней.

На этом фоне, конечно, предпринимались многочисленные попытки дать оценку происходящему, спрогнозировать влияние новой, кризисной ситуации на различные стороны жизни общества - и в том числе, конечно, пространственные. С самого начала и все это время я настаиваю на том, что мы находимся все еще "внутри ситуации" и поэтому все наши оценки и рассуждения больше похожи на пресловутое "ощупывание слона". Но любовь к футуристике не победить, посему прогнозов очень много.

Мне кажется, что серьезные изменения возможны, если ситуация сохранится примерно такой еще долгое время, в результате начнут формироваться устойчивые тренды, которые могут заметно изменить положение. Пока же я не вижу оснований говорить о том, что пространственная организация общества существенно трансформируется. Хотя ряд моих коллег уже в самом начале пандемии настойчиво говорили о том, что пандемия приведет к снижению привлекательности больших городов, заметному оттоку людей в сельскую местность и малые города, которые внезапно станут гораздо более привлекательными для жизни в силу их большей безопасности, меньшей плотности и т.д.

Мне всегда казалось, что это совершенно нереальный сценарий развития. Против него свидетельствуют многие объективные закономерности и тенденции пространственного развития. И вот не так давно специалисты PriceWaterhouseCoopers провели исследование в семи европейских странах (относительно большая выборка респондентов). Среди прочего оценивалась привлекательность городов для жизни в условиях пандемии. Примечательно, что привлекательность крупных городов в условиях пандемии, согласно данным опросов, лишь возросла. Однако, при этом изменились причины этой привлекательности - на первое место вышли здравоохранение и - как раз - безопасность в городах. Так что, полагаю, что рассуждать о том, как пандемия повлияет на пространство, находясь "внутри ситуации" нужно довольно осторожно, а с другой стороны - все же нужно иметь в виду, что объективные закономерности и устойчивые тренды не так-то легко "сдаются" даже в условиях таких кризисов.

Перспективы внутреннего туризма. Надо ли готовиться к ажиотажу?

Призывать территории к развитию туризма в России пытаются все. Даже моногорода - эти плоды советской индустриализации зачастую не в самых лучших ее проявлениях - и то учат тому, что все они должны развивать туризм. Не буду комментировать эти призывы.

Такой взгляд, как мне кажется, ошибочен. Вызвано это рядом глубоко укоренившихся заблуждений. Например, о том, что всякая территория сама по себе привлекательна и имеет конкурентные преимущества - и нужно просто найти «нужного клиента». И о том, что туризм вообще-то - дело не сложное, не ракеты строить... И на непонимании высочайшей конкуренции на этом рынке. И еще на ряде столь же распространенных заблуждений, среди которых могу назвать отказ от учета того, что в тех же индустриальных городах, (и не только в них) люди просто не могут, не хотят, не готовы работать в сфере обслуживания туристов и «отторгают» этот бизнес. А городская среда в таких местах - это не о лавочках и плитке, это о людях, культуре, образе жизни и т.д. Туристический рынок очень конкурентный, глобальный, а клиент (турист) обычно весьма «подкован» и «привередлив». Турпродукт - сложный продукт, в котором огромное число нюансов. Да и рынок российский не настолько емок.

Конечно, если границы будут «на замке» еще несколько лет, то выбор у российского туриста резко сузится, и тут некоторое развитие получат определенные направления. Думаю, в основном те, что и так были на слуху и на виду. Но ведь если ставить во главу угла как раз потребителя, человека - то такое развитие представляется мне неправильным. Это как АвтоВАЗ, который может конкурировать с зарубежными автомобильными компаниями только путем лоббирования ввозных таможенных пошлин и частичного закрытия рынка... Да и то не очень помогает...

На слуху, в первую очередь, регионы и города, обладающие довольно значительными ресурсами и потенциалом для разработки и реализации заметных, крупных проектов. Москва, Ханты-Мансийский округ или Татарстан имеют гораздо больше возможностей – кадровых, организационных, финансовых, экономических. То же можно сказать о территориях, концентрирующих большие туристические потоки (Краснодарский край, Калининградская область и др.). Мне кажется гораздо более интересным обратить внимание на проекты, реализуемые на территориях, не обладающих – как мы говорим – преимуществами первой и второй природы. Могу назвать Урюпинск с проектами «человеческого масштаба», которые делаются преимущественно не за счет федеральных или региональных бюджетных средств, а за счет краудфандинга и инициативы жителей. Или Рыбинск с его «Живыми кварталами» и множеством идей, которые еще не получили, но, надеюсь, получат свое воплощение.

Гибкость и адаптивность в обучении

Смею утверждать, что в рамках реализации программ, которыми я руковожу на кафедре территориального развития им. В.Л. Глазычева Института общественных наук РАНХиГС, гибкость и адаптивность – не пустой звук. Это касается как набора дисциплин (и обязательных, и по выбору, и факультативов), так и форматов, привлекаемых специалистов, проектов и т.д. Начнем с того, что по итогам каждого семестра (или модуля) мы обсуждаем со студентами и слушателями его итоги. Делаем это как в рамках общей беседы, где студенты/слушатели рассказывают о том, что им понравилось, а что – наоборот, так и в ходе анонимного онлайн-опроса. Мы весьма оперативно реагируем на замечания, постоянно дорабатываем программы. Особое внимание уделяется отбору проектов, над которыми работают группы (этим занимаются руководители территориальной мастерской вместе со студентами/слушателями), темам исследований, поездкам по стране и за рубеж для изучения опыта и его анализа. Учитывая, что определенная часть российских территорий подвержена устойчивому сжатию, мне кажется очень важным сейчас сконцентрироваться на этой проблематике (это не исключает и работы с территориями роста). Поэтому мы регулярно включаем подобные сюжеты в свою деятельность.

Мы всячески поощряем участие наших студентов и слушателей в самых разнообразных проектах и начинаниях, связанных с территориальным развитием. Наши студенты помогают муниципалитетам в разработке проектов для участия в федеральных конкурсах, наши студенческие команды сами участвуют в профессиональных и студенческих конкурсах в сфере территориального развития. Так, в 2018 году наши магистры разработали проект, который стал одним из победителей «Всероссийского конкурса лучших проектов создания комфортной городской среды: малые города и исторические поселения». В 2019 году студенческая команда заняла 1 место на общегородском московском конкурсе «Моя река». В 2020 г. ряд студентов принял активное участие в общегородском проекте г. Москвы «Наследие». Я уверен, что всерьез заниматься территориальным развитием, не имея регулярного контакта с территориальным объектом, невозможно. Кстати, по этой причине я и сам отказываюсь от проектов, если не могу бывать на территории, общаться там со всеми заинтересованными участниками. Увы, из-за ограничений, вызванных пандемией, ряд поездок уже пришлось перенести с расчетом «на лучшие времена». Тем не менее, мы прилагаем все усилия для того, чтобы обеспечить нашим студентам и слушателям возможность изучать территории «на месте действия».

Основной вывод преподавания этого года, пожалуй, сформулирую так: не думаю, что за онлайн-образованием будущее в кратко- и среднесрочной перспективе. При нынешних технологиях дистанционное образование - довольно дешевый "эрзац" очного, живого образования. Не хочу быть неверно понятым. Конечно, современные ИКТ позволяют передавать информацию, обмениваться ею, но этого явно недостаточно для качественного образования. Как минимум, в тех программах, которыми доводится руководить мне, очень важную роль играет живая коммуникация, постоянное общение, результатом которого является созидание чего-то нового. Именно это в моем понимании - образование, а не просто обучение. Мы устроены так, что созидаем, как правило, находясь вместе, непосредственно контактируя друг с другом. Всегда вспоминаю тезис американских ученых Роберта Лукаса и Эдварда Глейзера о том, что региональное развитие напрямую определяется плотностью человеческих контактов. Для образования, на мой взгляд, этот тезис столь же верен.

Как преподаватель я, как мне кажется, неплохо справился. Трудно было сидеть часами у монитора во время занятия дома в Германии, поскольку обычно я не сижу во время занятий, а хожу по аудитории и разговариваю с ней в целом или с отдельными людьми. Но я довольно быстро освоил и интерактивные лекции в онлайн, и - что сложнее - отдельные виды практических занятий. По результатам анонимных опросов во всех программах получил от студентов и слушателей высокие оценки - ну, значит, в целом освоил эти форматы. Но ведь важно и собственное восприятие преподавателя - получает ли он сам удовлетворение от того, как прошли занятия. И здесь между онлайн и оффлайн занятиями лично для меня - тоже огромная пропасть....

На магистратуре и на программе дополнительного профессионального образования Master of Public Policy я веду и продолжу вести в следующем учебном году несколько дисциплин: «Управление пространственными изменениями», «Институциональные основы местного самоуправления», «Управление городскими агломерациями», «Хозяйственная деятельность муниципалитета». На краткосрочных программах темы могут существенно отличаться, поскольку мы стараемся гибко реагировать на запросы заказчиков и слушателей.

В исследовательской деятельности одной из ключевых тем для меня является управление пространственным сжатием. В России сжатием до настоящего времени преимущественно занимаются эконом-географы, которые очень хорошо описали сам феномен. Я же вижу задачу свою и своих коллег в том, чтобы разработать инструментарий управления сжимающимися городами и сельской местностью. Среди других тем, к которым мы подступаемся вместе со студентами - роль "гениев места" в территориальном развитии, особенно в малых городах; современные концепции города; влияние ликвидации вузов в малых и средних городах на перспективы развития территорий.

 

 

Контакты

Схема проезда Схема расположения корпусов
Справочная служба
По вопросам поступления на бюджетную основу:
+7 499 956-90-90

Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:
information@ranepa.ru

Приемная комиссия
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:

Часы работы:
10.00 – 17.00

По вопросам поступления
на бюджетную основу:

+7 499 956-90-90

По вопросам поступления
на договорную основу:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
Пресс-служба
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

E-mail:
press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:
+7 499 956-00-44

E-mail:
reserv@ranepa.ru

Телефонный справочник
Ректорат
Подразделения
Факультеты и институты
Кафедры
Научные центры и институты
Филиалы Написать

Президентская академия – национальная школа управления