Новости

Психолог Галина Солдатова: «В уникальной ситуации тотальной самоизоляции нам помогут сопереживание и взаимная поддержка»

28 апреля 2020
Психолог Галина Солдатова: «В уникальной ситуации тотальной самоизоляции нам помогут сопереживание и взаимная поддержка»

В России продолжается режим самоизоляции из-за распространения коронавируса. О том, что беспокоит людей, которые обращаются на горячую линию за помощью к психологам, как справиться с одиночеством и страхом за будущее, рассказала доктор психологических наук, сотрудник Школы антропологии будущего РАНХиГС Галина Солдатова.

– Расскажите, пожалуйста, о работе группы «Антивирус»

– Экспертно-аналитическая группа «Антивирус» была создана по инициативе Владимира Александровича Мау. Члены группы, опираясь на широкое междисциплинарное поле, принимают участие в разработке предложений по поддержке государственных решений и выработке стратегий действий в ситуации пандемии и инфодемии, а также организации социально-психологической помощи в разных формах различным категориям населения. РАНХиГС в этой группе представляют директор Школы антропологии будущего Александр Асмолов, директор Института социального анализа и прогнозирования Татьяна Малева, декан факультета психологии Института общественных наук Владимир Спиридонов и другие сотрудники Академии. Несмотря на то, что группа существует недолго, в ней есть свои объединения, например, подгруппа кросскультурного мониторинга образов пандемии и инфодемии. Я как раз ее участник. Мы занимаемся отслеживанием, обобщением и экспресс-анализом экспертной и исследовательской информации высокоуровневых зарубежных аналитиков, а также текущего опыта совладания с коронакризисом в разных странах. Темы и фокусы мониторинга возникают в соответствии с развитием и динамикой пандемии в мире и реакцией мирового научного сообщества на эти процессы. Они в широком диапазоне: от значимости вопросов кооперации, солидарности, доверия, социальных и психологических рисков изоляции и жестких мер в разных странах, поведения политических лидеров до антропологических последствий пандемии в самом широком ракурсе.  

– Где вы находите аналитику, с какими базами данных работаете?

– Пытаемся отыскать в универсальных системах научного поиска самые последние научные публикации, которые на самом деле только появляются. Тут не столько Scopus, Web of Science, сколько более гибкие системы, которые на ходу все интегрируют, как Google Scholar, например. Эта система включает научные публикации различных форматов и дисциплин. Под нашим прицелом - тематические колонки в самых известных зарубежных изданиях, ведущих онлайн-журналах, различные сайты, информационные порталы, платформы, созданные для интеграции междисциплинарных знаний по тематике коронавируса (The Guardian, The New York Times, CNN, Bloomberg, the Conversation, The Psychologist, Elsevier и т.д.). Мониторим также сайты исследовательских центров (например, сайт университета Джона Хопкинса, сайт центра исследования счастья, сайт американской психологической ассоциации и др.), крупных международных организаций, например, сайт ООН, Международный валютный фонд.

– Что самое главное сейчас в оказании психологической помощи людям?

– Мы организовали совместно с МТС горячую линию «Помогаем быть дома», которая заработала практически сразу после введения в Москве режима самоизоляции. Она будет бесплатно действовать весь период карантина ежедневно с 9.00 до 18.00 по телефону: 8 (495) 609-87-02. Наша главная миссия – поддержать москвичей в это непростое время и помочь им найти наиболее психологически комфортные способы переживания текущей ситуации. На линии работают профессиональные психологи факультета психологии МГУ и РАНХиГС. К проекту подключена большая группа волонтеров, которые прошли специальную подготовку по работе на телефонной линии в кризисной ситуации. Работая со звонками, наши операторы учитывают разные аспекты. Например, уникальность текущей ситуации и ее особенности в динамике – ситуация развивается, высокий уровень неопределенности как одна из главных характеристик ситуации с коронакризисом колеблется в широком диапазоне, меняются меры, степень их жесткости. Учитываются уже давно известные психологические особенности переживания стрессовых, кризисных и экстремальных ситуаций, а также пребывания в ситуации изоляции. Важен опыт других стран в этом контексте: более трети населения Земли пребывает в состоянии карантина. Ну и , конечно, индивидуальный подход – все запросы разные, впрочем, как и люди.

– На какие основные группы вы бы разделили вопросы по коронавирусу от населения, которые поступают на горячую линию?

– Адаптируясь к текущей ситуации, мы все испытываем стресс, у которого, как правило, три классические стадии: мобилизация, сопротивление и истощение. Первые звонки на Линию были как раз на стадии мобилизации, их можно назвать «тревожными» – уровень тревоги, беспокойства, напряженности зашкаливал. А сейчас мы уже начали получать звонки – их все больше – на этапе перехода от сопротивления к стадии истощения. Длительность стрессовой ситуации повышает уровень кортизола в крови – гормона стресса и одновременно катализатора нашей активности, которая в ситуации изоляции ограничена стенами малогабаритных квартир. В оптимальных условиях уровень кортизола к вечеру снижается, и мы спокойно засыпаем. Но постоянно повышенный уровень кортизола выматывает человека и ведет к различным физическим и психологическим проблемам. Важно вовремя уловить этот переход к стадии истощения, и если не удается решить проблему с тревогой, беспокойством и растущим раздражением, стоит обратиться к психологу.

С какими проблемами к нам обращаются? Во-первых, переживание тревоги за себя, за родственников, за старших членов семей (около 50% всех звонков). Есть категория людей, которые беспокоятся, что уже заражены. Одна из самых частых жалоб – на эмоциональную нестабильность.

Следующая крупная группа — это обращающиеся с жалобами на усталость, чувство угнетенности, некоторый ступор. Другие, наоборот, звонят в сильном эмоциональном возбуждении, жалуются на перевозбужденность и невозможность расслабиться, демонстрируют нескрываемое раздражение на ограничения, раздражение на безответственное поведение других в условиях карантина. И первое, и второе как раз признаки начала стадии истощения.

Все чаще появляются звонки, в которых отчетливо сквозит страх за будущее и нередко прямо формулируются опасения, что люди могут не справиться в изменившейся ситуации с экономическими проблемами, с финансовыми обязательствами, которые были взяты до коронакризиса. Это звонки в основном от людей, которые занимаются малым бизнесом, ведут какую-то предпринимательскую деятельность. Они не столько озабочены тем, что сейчас происходит в их квартирах и как это пережить, а тем, как они будут жить после пандемии. Они в растерянности и настроены пессимистично. Нередко в такой ситуации посредником выступает жена, которая начинает разговор, а потом просит поговорить с ее мужем. Но, конечно, психологи не советники по бизнесу, самое большее, что мы можем сделать – вместе найти пути, как психологически справиться с этой ситуацией.

Следующая категория – «женская». Здесь можно выделить две группы. Во-первых, жалобы от мам по поводу возникших проблем в воспитании и обучении детей, особенно от тех мам, которые дистанционно работают. Если до коронакризиса сады, школы, кружки и секции разгружали родителей и позволяли ходить на работу и уделять внимание своим нуждам, то сегодня весь отработанный порядок нарушен. И вся жизнь круглосуточно сосредоточена в пространстве квартиры. Во-вторых, это звонки от женщин с жалобами на отношения с супругом, с детьми. Тут становится заметной тенденция, которая очень беспокоит – это рост агрессии в межличностных отношениях. К сожалению, это один из распространенных способов канализации негативных эмоций на фоне фрустрации широкого спектра потребностей: от базовых, например в безопасности, до потребности в самореализации. Объектами агрессии в ситуации изоляции очевидно становятся более слабые члены семьи. Мы сегодня видим, что одно из печальных последствий карантина в зарубежных странах – всплеск домашнего насилия. Важно не допустить его роста в наших семьях. Особенно серьезное беспокойство вызывает агрессия в отношении детей, наиболее уязвимых членов семьи. Вообще коронакризис – лакмусовая бумажка оценки качества и прочности семейных отношений. Сейчас об этом много говорят, прогнозируют рост разводов.

Следующая группа звонков связана с одиночеством, которое люди начинают переживать острее в условиях вынужденной изоляции. Как правило, это звонки от пожилых людей, которые живут одни и отработали размеренный образ жизни со своими ритуалами, прогулками, походами по магазинам, поликлиникам, приездами родственников по выходным. Сегодня вся привычная схема разрушена. И это резко усиливает тревогу и серьезно влияет на физическое и психологическое здоровье.

И еще одна группа звонков – это общие вопросы. Они связаны с коронавирусом, с правилами поведения в условиях пандемии, с мерами режима повышенной готовности, волонтерами, заказами лекарств на дом и другими вопросами. Для этого наши операторы становятся знатоками в этой области, мы готовим специальные памятки с нужными телефонами и ссылками.

Примерно треть звонков мы получаем от взрослых в возрасте 25-45 лет. Каждый четвертый – в возрасте 45-65. Треть звонков от людей пенсионного возраста старше 65 лет. Понятие пенсионного возраста у нас сейчас несколько размыто. И относительно мало звонков от молодежи. Чаще на линию звонят женщины.

– Что сильнее сейчас, по вашим наблюдениям: страх за здоровье или страх за будущее из-за экономических сложностей?

– Все же главный страх марта и первой половины апреля – коронафобия. Он характерен практически для всех групп людей. Причем, этот страх связан именно с самим человеком и с его близкими. По результатам некоторых опросов, проведенных в конце марта и в начале апреля, в состав этого страха стало входить также опасение «заразить других», очень значимое в условиях пандемии. Вокруг себя этот страх собирает целую группу других страхов, которые как раз социальные и экономические. В результате мы видим, что боятся заразиться в первую очередь потому, что опасаются ситуаций социальной несправедливости и неравенства вообще и, в частности, при оказании медицинской помощи, а также не уверены в ее качестве. Кроме того, люди не уверены в том, что если снизятся их личные доходы и, возможно, будет потеряна работа, они смогут получить качественную бесплатную или платную помощь, особенно еще и в условиях предрекаемого всеми дефицита медицинской помощи вообще, примеры которого мы наблюдаем даже в развитых странах. Для разных групп людей социальные и экономические страхи все чаще начинают доминировать над коронафобией и вытесняют ее на периферию «тревожного» поля. Сравнение данных исследований показывает, что эта тенденция нарастает и будет нарастать. И когда власти принимают экономические меры по поддержке населения, это имеет огромное значение, потому что именно они могут дать людям ресурсный запас прочности, чтобы пережить непростую ситуацию.

– Как справиться с тревогами и страхами, независимо от того, к какой группе они относятся?

– Здесь огромное количество рекомендаций на самые разные темы. Рекомендуют все – президенты, политики, актеры, телеведущие, психиатры… Рекомендации психологов можно найти на сайте Стопкоронавирус.рф. Как правило, они носят общий характер. А мы все очень разные, и что помогает одному, может оказаться бесполезным и даже вредным другому. Тем не менее, все мы впервые в этой уникальной ситуации, с колоссальным градусом неопределенности и без ответов на простые вопросы. Однако у человечества уже накопился достаточный опыт, как справляться со стрессовой ситуацией вообще и с коронакризисом в частности. Поэтому давайте признаем эту ситуацию однозначно как затяжную стрессовую. Даже если вы лично чувствуете, что совершенно спокойны и иронично смотрите снизу вверх на этих странных паникующих людей. В любом случае каждый из нас сегодня испытывает два вида стресса. Первый - эмоциональный, связанный с тревогой, с психоэмоциональным напряжением, , неудовлетворенностью привычных потребностей и что очень важно, возрастающей неопределенностью. Второй — информационный; нас захлестывает бесконечным потоком полезной и бесполезной информации, в котором, в том числе, плавают крупные и мелкие фейки и очень трудно отделить правду от вымысла. Такая информация, как правило, заряжена эмоционально и не только дезориентирует, но и усиливает эмоциональный стресс. Эти мощные процессы существенно влияют и на отдельную личность, и на всю семью и создают эмоциональный и информационный хаос и беспорядок. Важная задача – навести порядок и в эмоциях, и в информации. Он сегодня намного важнее просто порядка в доме. Пусть в мире царит неопределенность, а в голове и в семье пусть будет больше определенности. В такой кризисной ситуации чем ее больше, тем лучше.

Снижать неопределенность отлично получается распорядком дня, списками дел, разными планами, пока главным образом краткосрочными или среднесрочными: от планов на сегодня — убраться в шкафах и помыть, наконец, люстру, до планов на неделю – например, как распределить доставку продуктов и лекарств своим старшим родственникам, о которых мы сегодня должны особенно заботиться. Сегодня, когда в ряде стран пройдены пики пандемии и виден свет в конце туннеля, можно отважиться заглянуть и подальше, на два-три месяца вперед – но не ближе, чтобы потом не было несбывшихся надежд, усиливающих стресс.

Для порядка в доме также важна эмоциональная и информационная гигиена. Здесь на первом месте отношения в семье. Их сохранить в неопределенности особенно трудно. И здесь тоже должны быть соблюдаемые всеми правила. Никогда не выплескивать свой негатив на членов семьи (будьте терпимы к разбросанным носкам и игрушкам), уважать личное пространство каждого (даже в самой маленькой квартире у всех обязательно должно быть свое место, и границы не должны нарушаться), Сопереживание и взаимная поддержка – обязательны. И, конечно, сегодня без информационной гигиены нам не обойтись. В нашей изоляции есть сегодня большой плюс – цифровое окно в мир, позволяющее нам быть в контакте с огромным количеством людей. Но в то же время важно отрегулировать свои информационные фильтры и не пропускать лишнюю информацию, а новости достаточно смотреть один, ну два раза в день – вы точно не пропустите что-то экстренное, вам обязательно кто-нибудь об этом сообщит.

– Изменится ли отношение к друзьям, коллегам, возможности общаться после возвращения в обычную жизнь?

– Какой бы сейчас ни был срок изоляции, он будет не настолько длителен, чтобы кардинально повлиять на большинство людей и резко изменить складывающие десятилетиями нормы поведения. Особенно с учетом всем хорошо известной инерции общественного сознания. Хотя, безусловно, будут люди, для которых вся эта ситуация выступит поводом к переоценке ценностей и кардинально поменяет жизнь. Я думаю, что журналисты и писатели опишут эти истории.

Тем не менее, нам всем после адаптации к карантину придется с опаской вновь адаптироваться к разным социальным пространствам и ежиться от предчувствия всяких неожиданностей. Поэтому всех ждет некий период дезадаптации и аномии, которая бывает в обществе после кризисных ситуаций, когда старые правила приходят в конфликт с какими-то только начинающими формироваться новыми нормами и правилами. На отношения между людьми такой период будет, безусловно, влиять не в лучшую сторону. Тем более, что останутся опасения заразиться, а новый опыт глобального риска и ощущение неизбежности таких рисков в будущем актуализируют потребность в безопасности и сделают нашу жизнь точно менее безмятежной, чем это было до коронакризиса, а нас менее открытыми и людям, и пространствам. Похоже также, что человечество в целом станет менее контактным – на объятия, поцелуи, рукопожатия и другие тактильные контакты по крайней мере на ближайшие полгода будет наложено табу. А наше подрастающее поколение может вообще предпочесть жесткие личные границы и социальную дистанцию. На отношения повлияют также и психологические последствия коронакризиса. Например, уже сейчас понятно, что часть населения ждет посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), которое «накроет» через какое-то время наиболее тревожных. ПТСР так и работает, что ты вроде бы все пережил, забыл, как бы все хорошо, а потом вдруг – депрессия, психосоматика, еще букет всего или немотивированная агрессия, что безусловно не украсит человеческие отношения. Агрессивно-депрессивный фон также усилят социальные и экономические сложности и их жертвы. Особенно серьезными могут быть последствия для психически неуравновешенных и людей с психическими расстройствами. Они тяжело перенесут эти сложные процессы адаптации-дезадаптации. Например, у социофобов, у которых и так сложности в социальных отношениях, эти процессы еще больше усилятся. Завоеванные ими рубежи могут быть потеряны, а преодоленные страхи социальных коммуникаций могут вернуться. Поэтому может увеличиться число хикикомори и социальных отшельников.

В то же время эта ситуация породила огромное количество позитивных социальных и культурных практик, основанных на солидарности, кооперации и взаимопомощи. Флешмобы, челленджи, цифровой активизм, онлайн-волонтерство, краудсорсинг – все это в первую очередь происходит в онлайн-пространстве, куда вынужденно на время переместилась значительная часть человечества.

На время ли? Самое большое ускорение изменениям в отношениях между людьми придал тот технологический пинок, который получило человечество в результате пандемии. Процессы цифровой трансформации в разных сферах жизни шли достаточно интенсивно и до коронакризиса. Но в считанные дни на удаленку перешли школьники, студенты, взрослые, интернет стали осваивать люди старшего возраста, вполне обходившиеся без него, скайп появился у тех, кто им до сих пор пренебрегал и у тех, кто не знал о нем ничего, через интернет стали покупать продукты те, кто ни разу не делал это раньше. Новые форматы зумовских встреч и электронных тусовок, онлайн-форматы отношений между коллегами, бесконечные конференции и заседания на разных платформах, цифровые пропуска, которые считывают таксисты... Вот один из главных итогов коронакризиса – окончательное закрепление результатов цифровой трансформации межличностных отношений, способов взаимодействия и отношений в сфере потребления, образования и профессиональной деятельности.

– Спасибо Вам за беседу!

 

Контакты

Схема проезда Схема расположения корпусов
Справочная служба

Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:
information@ranepa.ru

Приемная комиссия
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:

Часы работы:
10.00 – 17.00

По вопросам поступления
на бюджетную основу:

+7 499 956-99-99

По вопросам поступления
на договорную основу:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:

Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Пресс-служба
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

E-mail:
press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:
+7 499 956-00-44

E-mail:
reserv@ranepa.ru

Телефонный справочник
Ректорат
Подразделения
Факультеты и институты
Кафедры
Научные центры и институты
Филиалы Написать

Президентская академия – национальная школа управления