Новости

Новости

Риск-менеджер – одна из ведущих профессий будущего

19 Апреля2019
Риск-менеджер – одна из ведущих профессий будущего

О многофункциональной и актуальной профессии риск-менеджера, которой обучают на магистерской программе «Управление рисками в корпорациях» Высшей школы финансов и менеджмента (ВШФМ) РАНХиГС, рассказали научный руководитель программы Виген Минасян и руководитель департамента высшего образования ВШФМ РАНХиГС Алина Беличенко.

- Как возникло направление риск-менеджмента?

Виген Минасян: - Понимание того, что нужны специалисты в сфере управления рисками, возникало постепенно. До 1970-х годов в сфере управления инвестициями думали о результате инвестиций, доходности. Если и задумывались о выборе активов, то выискивали с помощью соответствующей методологии те активы, которые могут сохранить или вырасти в ценности.

Но в 1970-е годы практика начала давать большие основания считать, что это не совсем правильный подход. В эти годы возникло очень серьезное продвижение финансовой теории, что привело к созданию того, что сейчас называется неоклассическими финансами. Возникло понимание, что риски являются существенным фактором, который нельзя не учитывать, если ты думаешь, куда вкладывать средства и как это делать.

Практика, как очень часто бывает, опережала теорию. Уже начиная с 1970-х годов начали возникать инструменты управления рисками, такие как производные инструменты. Финансовый мир заполнился новыми сущностями, которых до этого не существовало. Выяснилось, что в каком-то смысле можно управлять будущим, что до этого многим казалось немыслимым.

С помощью этих инструментов специалисты, как представлялось, научились влиять на будущее в том смысле, что можно создавать его под конкретную компанию или человека, и оно будет отличаться от будущего для большинства других, которые о нем не думают. Вначале возникли так называемые классические производные – форварды, фьючерсы, опционы, свопы. Позже этот мир дополнился огромным количеством других производных, с помощью которых очень тонко можно настраивать управление рисками.

С появлением этих новых инструментов возник вопрос, как их оценивать? Очевидно, что инструменты сами по себе имеют определенную ценность. Если ими торгуют, значит, как минимум, нужно решить – по какой цене их имеет смысл покупать или продавать. Пониманию этого вопроса способствовала модель Блэка-Шоулза, которая дала очень сильный импульс развитию не только производных инструментов и риск-менеджмента, но и продвижению финансовой теории в целом.

Существуют определенные способы оценки рисков проектов, которые тоже являются частью риск-менеджмента. Эта теория до сих пор развита в недостаточной степени.  На практике, если и оценивают риски проектов, то применяют несколько относительно простых классических способов. В этой части Высшая школа финансов и менеджмента РАНХиГС имеет свое ноу-хау. Мы внесли серьезный вклад в данную теоретическую область. Преподавателями нашей школы была разработана современная методология оценки рисков проектов. Причем в ней содержится критерий выбора проекта с учетом его результата, в виде ожидаемого NPV проекта, и рисков, оцениваемых с помощью современной меры риска – VaR проекта.

Возвращаясь к теме управления рисками с помощью производных инструментов, стоит сказать, что люди пару десятилетий жили в представлениях, что научились управлять рисками, хеджируя риски соответствующих позиций. Это продолжалось до 2008-2009 года, когда грянул мировой кризис. Крупнейшие западные компании потеряли на захеджированных позициях так много, что стали банкротами, несмотря на то, что в них работали риск-менеджеры.

Выяснилось, что неоклассическая теория, созданная в 1970-1980-е годы, перестает работать в определенных кризисных ситуациях. В чем дело? Оказалось, что есть риски, на которые не обращали внимания, – это так называемые риски контрагентов. После 2009 года специалисты осознали, что риск-менеджмент нуждается в дальнейшем развитии. Именно поэтому последние десятилетия одно из самых важных движений, которые происходят в теории риск-менеджмента, – это изучение рисков контрагента. Эти риски возникают из-за того, что компания, которая была контрагентом в операции хеджирования, может столкнуться с такими финансовыми проблемами, что не сможет исполнить свои обязательства. Сейчас усиленно разрабатываются новые меры, которые учитывают риск контрагента. И эти проблемы тоже разрешимы.

Очевидно, что успокаиваться нельзя, потому что жизнь усложняется. Сейчас возникает Big Data, искусственный интеллект, и несмотря на то, что они направлены на улучшение жизни, но они же несут в себе огромные проблемы, связанные с рисками. Как мы можем довериться роботизированным интеллектуальным системам? Их создали люди с определенным уровнем понимания процессов. Процессы будут усложняться, значит, через какое-то время интеллектуальные системы будет давать сбой. Особенно это скажется на менеджерах низкого уровня, которые привыкают к тому, что надо вводить данные в компьютер, и он сразу выдаст решение.

С 1980-1990 годов возникло сначала понимание, что нужны специалисты, которые будут углубленно заниматься изучением проблем, связанных с рисками. Причем, мы говорим сейчас о корпорациях, а на самом деле нужно учитывать риски при принятии решений на всех уровнях. На государственном уровне существует огромная проблема анализа рисков, она же проявляется и в мировом масштабе.

Поэтому профессия риск-менеджера – одна из ведущих профессий будущего. Но она предполагает глубокое обучение на хорошем качественном уровне, владение современной методологией, моделями оценки и управления рисками. Поэтому мы в ВШФМ РАНХиГС и занимаемся этим вопросом.

- Какими бывают риск-менеджеры?

Виген Минасян: - Риск-менеджер может заниматься анализом рисков в мировом масштабе, анализировать кризисы, шоки и так далее. Это очень интересная тема, для которой существует свой инструментарий, он связан с макроэкономическими моделями.

Одно из направлений развития риск-менеджмента последнего времени связано с оценкой риска контрагента, а сейчас появилось новое понятие – макрофинансы. Возникает гибрид между макроэкономикой и современной финансовой теорией, потому что в макроэкономических моделях недостаточно учитывались риски. Однако параллельно в финансах уже многое в этом направлении изобретено. Примерно десять лет назад специалисты в макрофинансах обратили на это внимание, и сейчас возникают модели, объединяющие макроэкономику с риск-менеджментом.

Можно быть риск-менеджером в корпорациях. Но тут многое зависит от корпорации и отрасли, потому что риски в каждой отрасли могут быть специфические. В энергетике возникают одни финансовые и технологические риски, в банковской сфере - совсем другие риски.

Можно также заниматься риск-менеджментом, связанным с конкретными продуктами, например, с продажами нефти. Такой специалист углубляется в технологию торговли нефтью, начинает думать о том, что влияет на результат компании. Между прочим, сам риск-менеджмент часто подразделяют на финансовый риск-менеджмент и риск-менеджмент нефинансовых компаний. Почему? Потому что история привела к тому, что риск-менеджмент финансовых компаний сейчас намного более развит. Я считаю, что это связано с тем, что у банков значительно большие финансовые возможности, и они вкладывали много средств в развитие риск-менеджмента. Сами подразделения банков тратили и сейчас тратят очень много средств на создание и применение современных моделей риск-менеджмента. А вот производственные компании этим мало занимались, и поэтому уровень представлений в нефинансовой сфере об управлении рисками довольно низкий.

Существует огромное количество областей применения управления рисками. Этим должен заниматься очень активный человек, который не боится изучать что-то новое. Любой специалист в этой области, если он не будет стоять на месте, будет всегда востребован. Степень его востребованности может только увеличиться, потому что сложности нашей жизни увеличиваются, а значит, и риски будут увеличиваться. Это одна из специальностей будущего, профессия риск-менеджера будет все более востребована.

- Какие знания нужны риск-менеджеру?

 Виген Минасян: - Очень важно, чтобы будущий риск-менеджер имел аналитический склад ума. Мы считаем, что первоначальные математические знания необходимы, и поэтому в Высшей школе финансов и менеджмента РАНХиГС на всех курсах и во всех образовательных направлениях есть финансовая математика, а также преподается курс «Количественные методы в финансах» в разных ракурсах. Если вернуться к рискам, то, например, я лично читаю специализированный курс, который называется «Непрерывные временные модели количественных финансов». Дело в том, что большинство моделей в неоклассических финансах являются моделями дискретного времени. Считается, что что-то может происходить раз в квартал или раз в год. Это связано с отчетностью, потому что такие данные возникают раз в квартал, раз в полгода, раз в год. Но в жизни все не так изменяется, в реальности все меняется каждую секунду. И существуют модели, описывающие, что происходит в финансовом мире в непрерывном времени.

Одна из них объясняет, как меняется цена акций случайным образом. Одной из достаточно продвинутых моделей, описывающей этот процесс, является так называемое геометрическое броуновское движение. Это все те модели, которые обязательно применяются в риск-менеджменте, и любой современный специалист в этой сфере должен их знать. Обо всем этом я рассказываю в своем курсе и разъясняю, как можно моделировать стохастическое изменение цен акций, рыночных процентных ставок, валютных курсов, цен на нефть и т.п.

- Каковы главные инструменты риск-менеджера?

Виген Минасян: - На нашей программе есть курс «Производные инструменты». В магистратуре он достаточно продвинут, однако и на других направлениях мы читаем «Производные инструменты», скажем, на программах МВА, чтобы практики, которые реально работают на рынке, имели соответствующее представление и могли практически применять полученные навыки. А в магистратуре мы доводим это до более продвинутых оценок, даем студентам больше знаний, чтобы они более основательно воспринимали мир производных инструментов, возможность их применения и стратегии, которые можно строить с помощью производных инструментов.

Еще одно важное понятие, связанное с риск-менеджментом, финансовая инженерия. Каждый финансовый актив – акции, облигации или какой-нибудь товар, нефть, золото, пшеница и так далее сам по себе имеет определенные характеристики. Но при их комбинировании, особенно привлекая производные инструменты, можно как из кубиков создавать более сложные инструменты. Финансист должен быть конструктором, он должен быть финансовым инженером, он должен не только знать конкретные активы, он должен уметь конструировать сложные продукты для своих целей. А цели всегда связаны с результатом и риском. То есть нужно создать такую конструкцию, чтобы влиять на них так, как тебе нужно. И, оказывается, это можно сделать.

Финансовая инженерия – это очень интересная область, в которую, конечно, риск-менеджер сильно внедрен. Специалисты, умеющие создавать такие сложные конструкции, высоко ценятся во всем мире, и они находят свое применение, работая в банках и инвестиционных компаниях. Риск-менеджер, который обладает такими знаниями, будет востребован и сможет в жизни занять достаточно хорошую позицию.

У нас есть еще одна очень важная дисциплина – «Теория портфеля». Она как раз связана с финансовой инженерией. В рамках этого курса объясняется, как конструировать портфели, если хочешь создать самый эффективный портфель с точки зрения соотношения доходности и риска. Существует отличная теория, которая позволяет при каждом фиксированном уровне риска создать на данном уровне портфель с максимально ожидаемой доходностью. И, наоборот – при заданном уровне ожидаемой доходности создать портфель с минимальным уровнем риска. Это называется эффективной границей. Наши магистранты применяют эти подходы в своих выпускных работах.

Стоит также отметить, что большинство дисциплин на программе ВШФМ «Управление рисками в корпорациях» включают в себя деловые игры и задания, которые студенты решают самостоятельно, поодиночке или в группах. Это, с одной стороны, интересно, а с другой, позволяет погрузиться в конкретный предмет и разобраться, что такое риск-менеджмент и как этим заниматься.

- Кто преподает на программе «Управление рисками в корпорациях»?

- Алина Беличенко: 80% наших преподавателей – практики, а сам Виген Бабкенович Минасян является не только научным руководителем программы «Управление рисками в корпорациях», а чрезвычайно опытным специалистом в области рисков. Наша программа относится к направлению «Менеджмент», имеет базовую часть, состоящую из дисциплин, принятых Академией для магистерских программ направления «Менеджмент». Конечно, основу программы составляет профессиональные дисциплины, которые разрабатываются ведущими преподавателями нашей Школы. Помимо Вигена Бабкеновича, профессиональные дисциплины читают доктор экономических наук, профессор, декан ВШФМ Лобанова Елена Николаевна, доктор экономических наук, профессор Паламарчук Виктор Петрович, кандидаты экономических наук Литвиненко Михаил Иванович и Аршавский Александр Юрьевич, кандидат физико-математических наук Ибрагимов Рауф Габбасович и многие другие преподаватели-практики.

Виген Минасян является крупнейшим специалистом в области рисков. Все желающие могут посетить его научные семинары «Количественные методы в финансах», которые проходят раз в месяц по четвергам. Эти семинары посвящены рискам, в них принимают участие студенты ВШФМ, слушатели программ MBA и наши выпускники.

- В чем заключаются ключевые преимущества выпускников программы ВШФМ?

 

Алина Беличенко: - Наши выпускники действительно обладают уникальными знаниями. К нам приходит большое количество абитуриентов, заинтересованных в изучение рисков, и практически не бывает так, что кто-то пришел и сказал: я понял, что я ошибся. В целом я думаю, что наши выпускники довольны, получив профессию риск-менеджера, финансового аналитика, управляющего портфелями.

 Виген Минасян: - Я встречал программы под названием «Риск-менеджмент», просматривая которые становится очевидно, что люди не знакомы с современной литературой международного уровня по этой тематике. То есть на основе прочитанный пары книг, которые были написаны 20 лет назад, строятся учебные программы.

У нас нет преподавателей, которые читают свой курс по какой-то книге. Это люди – специалисты, которые не просто прочитали много книг, статей, они сами занимаются исследованиями. Они настолько хорошо знают свою дисциплину с разных сторон, что могут повернуть ход своих занятий в зависимости от аудитории и ее знаний. Скажем, если я чувствую, что аудитория сильная и легко все воспринимает, то я могу опустить технические моменты. Иногда бывает наоборот, это всегда зависит от аудитории.

- Что можно сказать о студентах, выбравших вашу программу?

Алина Беличенко: - Бакалавры нашего факультета с удовольствием продолжают обучение у нас в магистратуре. И программа «Управление рисками в корпорациях» у них в приоритете. Однако мы понимаем, что к нам могут прийти абитуриенты, не имеющие такой базовой подготовки, которые получают бакалавры на программе «Финансовый менеджмент», поэтому, несмотря на всего двух годичный срок обучения в магистратуре, первый семестр мы всегда называем «адаптационным».

Дисциплины «адаптационного» семестра это российские стандарты бухгалтерского учета и международные стандарты финансовой отчетности; количественные методы и финансовая математика, инвестиционный анализ и корпоративный контроль и управление. Таким образом, нарабатывается достаточная база знаний для изучения профессиональных дисциплин, таких как риск-менеджмент, производные финансовые инструменты, теория портфеля, реальные опционы, управление проектами и т.п.

Многие учащиеся нашей программы уже работают в области рисков. Так, например, Олег Васин, студент магистратуры второго курса, как раз и работает в бизнес центре Москва-Сити, причем по рекомендации Вигена Минасяна.

Виген Минасян: - Да, он работает в очень крупной компании, которая управляет большим количеством фондов. Сейчас он как раз занимается выпускной работой по риск-менеджменту, исследуя риски, связанные с активами и обязательствами компании, в которой он работает. У нас часто случается, что многие студенты, находят объект исследования в компании, в которой работают, и их выпускная работа непосредственно связана с реальной практикой.

Алина Беличенко: - Кроме того, у нас на защитах присутствуют люди из числа представителей бизнеса. Студенты, чьи выпускные квалификационные работы высоко оценены членами государственной экзаменационной комиссии, кроме рекомендации для поступления в аспирантуру могут получать и приглашения на работу в компании, где они смогли бы реализовать свои проекты.

В этом году приемная компания на магистерские программы Высшей школы финансов и менеджмента начинает свою работу 15 мая. Мы ждем всех желающих получить качественное высшее образование и приобрести высокую степень магистра финансов.

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:
Часы работы: 10.00 – 17.00
По вопросам поступления
на бюджетную основу: +7 499 956-90-90
По вопросам поступления
на договорную основу:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82





E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления