Институт социального анализа и прогнозирования

Новости

Выступление Татьяны Малевой на Восточном экономическом форуме

02 Сентября2016
Выступление Татьяны Малевой на Восточном экономическом форуме

Директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева 2 сентября выступила на сессии Восточного экономического форума «Повышение благосостояния населения как драйвер экономического роста на Дальнем востоке». В сессии приняли участие вице-премьер Ольга Голодец, старший партнер McKeansy & CompanyСтепен Солженицын, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачев и др. 

Я в полном объеме хотела бы разделить точку зрения о том, что в современном обществе, особенно на стадии, в которой оно находится, и не только Россия и весь мир, должен измениться характер дискурса. У нас по-прежнему есть точка зрения, что население - это объект экономического и социального развития и что населению нужно что-то дать и тогда социальная повестка будет исчерпана. Но в постиндустриальном обществе ситуация резко меняется. На самом деле люди, население, граждане - это не объект социальной политики, а активно действующий субъект. Этот субъект может производить ВВП, может производить ВВП с высокой производительностью, с низкой производительностью, может демонстрировать высокое качеств труда, может не демонстрировать никакого качества труда. Но побеждает общество, в котором найден баланс между силами экономического и социального развития, потому что экономические и социальные условия жизни работника предопределяют характер деятельности его работника и его результат. Будущее постиндустриального общества таково, что должны быть созданы социальные условия, чтобы люди демонстрировали стремление к высокопроизводительному и высококомпетентному труду. Особенно это важно, потому что критерий сделочного или временного подхода к учету работы (сколько человек сделал табуреток или компьютеров и сколько мы ему платим), не очень применим, когда речь идет о производстве услуг и информации. Здесь мы такими способами проконтролировать труд не сможем. То государство будет успешно, которое создает условия, чтоб люди были в полном объеме включены в эту экономическую деятельность.

У меня есть такое опасение, что мы в целом, государство, участники дискурса о перспективах выхода из экономического кризиса вот этот вопрос недооцениваем потому что, в первую очередь, думаем только об одном: будет ли или не будет социальный взрыв, будет или не будет расти социальное напряжение, а проблема не в этом. Проблема в том, как люди смогут в новых экономических реалиях вписаться в новую социальную и экономическую жизнь.

Мы находимся в уникальном регионе России -  Дальневосточный округ России. У него есть свои особенности. Они в принципе хорошо известны: сколько лет я в этой профессии, столько лет я знаю про Дальневосточный федеральный округ характерное словосочетание, что это проблемный регион и в то же время регион с большим потенциалом. Давайте разберемся в чем проблема, а в чем потенциал. Проблема социального развития накапливались на протяжении десятилетий. Сегодня, говоря о том, как проходит кризис по стране и в какой мере он коснулся региона, мы вынуждены признать, что ситуация с таким ключевым показателем как рост бедности здесь в целом хуже, чем в стране. Бедность в Дальневосточном федеральном округе в 1,4 раза, в полтора раза превышает уровень бедности в стране. Но траектория, по которой это происходило, необычная. Еще в 2014-15 годах округ умудрился удерживать свои позиции. В этом смысле Дальний восток был регионом, на который можно было позитивно смотреть в тот момент, когда страна падала очень бурно. В Дальневосточном округе это было не так очевидно. Округу удавалось удержаться на приемлемых позициях. В округе был некий запас прочности, видимо это свидетельство темпов развития, которые накопились в предыдущие годы. Но увы в 16 году дальше держаться стало невозможно, и округ начал демонстрировать темпы по снижению доходов и зарплат, близкие ко всей стране.

Кто такие бедные люди в округе, и что можно этому противопоставить? Прямое отношение к этому вопросу имеет демографический профиль региона. У вас здесь половозрастная структура более молодая: выше доля молодых, меньше доля пожилых. И если мы говорим о том, кто такие бедные в России вообще, мы знаем, что уязвимые наши точки - это семьи с детьми, пожилые и работающие бедные. Здесь на Дальнем востоке ключевая проблема – это проблема работающих бедных. Эта проблема очень неприятная. Нигде и никогда никому не удалось избежать феномена бедности. Есть традиционные группы бедности – безработные, инвалиды. Во всем мире эти люди находятся в более уязвимом положении с точки зрения доходов и социальных условий. Но вот вопрос иметь работу и быть бедным это вообще почти специфическая проблема не очень развитых экономик мира и России в том числе. Это не значит, что, если у человека будет работа, он будет богатым или заведомо будет относиться к среднему классу, но он не должен быть бедным. В России иметь работу и иметь регулярную заработную плату – это не гарантия того, что этот человек и его семья не будут бедными. Вот этот феномен продолжает нас настораживать, и мы до сих пор не можем от него избавиться. Ситуация на Дальнем востоке очень тревожная. Доля работников с начисленной заработной платой ниже прожиточного минимума в России - 10,7%, а на Дальнем востоке почти - 12%. Это определяет проблемы бедности в регионе.

Тем не менее, у округа есть конкурентное преимущество. Знаете, что скоро нас ждут существенное сокращение численности населения. У округа есть некоторое преимущество по сравнению с другими регионами страны, потому что доля экономически активного населения здесь выше, пенсионеров меньше, пожилых меньше, молодых больше. Тем самым потенциал увернуться от жёсткого удара демографического кризиса по экономике страны у округа выше, чем у территорий со старым населением. Второе. Далеко не так плоха ситуация с бюджетной обеспеченностью и это говорит о том, что округ несмотря на все сложности экономического развития и падение ВВП смог удержать относительно высокую долю расходов на соцподдержку. Это означает, что удается сконцентрировать некоторые ресурсы на оказание социальной поддержки незащищенным и уязвимым категориям населения.

Есть одно простое правило. Бедность легче предотвратить, чем потом преодолевать, мучиться и вытаскивать людей из нее. Более того, в отличие от многих других стран, которые могут говорить об этом теоретически, мы этот опыт прошли в 90-е годы. Мы допустили тогда огромный уровень бедности.  Этот фактор мешал в дальнейшем идти по более высокой траектории экономического развития. Если хотите знать, мы и сейчас несем некоторые последствия того, что население оказалось в сложном положении в 90-е.

Что является инструментом преодоления бедности? Очень часто говорят о том, что это развитие адресных программ социальной поддержки. В мире такой рецепт хорошо известен, его применяют и рекомендуют. Понятно, что это такое. Это значит платить какие-то социальные пособия и трансферты не всем, а тем, кто реально нуждается. Отсюда вывод: надо правильно размаркировать тех, кто реально нуждается, кто не нуждается. Казалось бы, вот весь дискурс последних двух лет, когда мы поняли, что попали в эту ловушку риска роста бедности, и кажется все согласились, что нам надо идти по пути адресности. Но на самом деле этот консенсус ложный, потому что все говорящие на эту тему подразумевают разное. Пример: люди, которые занимаются социальной политикой, повышением доходов и так далее. Имею ввиду следующее: если мы пойдем по пути адресности, мы научимся выделять реально нуждающиеся социальные группы и сможем им оказывать более серьезную материальную, экономическую, денежную поддержку и тем самым сможем им помочь выйти из ловушки бедности. Так рассуждают те круги, которые занимаются этой проблемой.

Но, например, наш партнер – министерство финансов, которое в сущности и контролирует выделение финансов, считает по-другому. Они считают, что мы должны проводить адресную поддержку и сокращать объем реципиентов, а экономия должна поступить в федеральный бюджет. Тогда спрашивается, зачем нам проводить очень неприятную и тяжелую работу только для того чтобы сэкономить деньги, а уровень бедности останется такой же. За этим вопросом очень много неясности, неясных технологий.

С начала года мы попробовали оценить, в каком направлении идет ситуация в России и пришли к противоречивому выводу. Большинство субъектов говорят, что начали развивать адресные подходы в социальной поддержке, и это правда. Но если мы оценим, в каком направлении это движется, мы можем сказать, что только четверть тех программ, которые названы адресностью, действительно нацелены на то чтобы выявить более бедных людей. И не просто их выявить, а реально повысить объем поддержки. Остальные вообще оценить невозможно, это очень противоречивые процессы и чаще всего они просто связаны с тем, что необходимо сэкономить бюджетные средства. Вот и все, как себя ведут регионы. Но в федеральном округе на Дальнем востоке мы нашли признаки так называемой хорошей адресности. Особенно есть некоторые программы, которые реализованы в Саха Якутии, которые показывают, что вот они движутся в более-менее правильном направлении. Они действительно пытаются оказывать поддержу тем социально уязвимым группам населения, которые сейчас находятся в тяжелом положении и самостоятельно не могут решить эти проблемы.

Подводя итог, в целом я бы оценила социальную ситуацию в стране и в округе, который разделяет судьбу страны в целом, как негативную стабилизацию. Стабилизация вроде бы вещь хорошая, но стабилизация бывает разная. Стабилизация на траектории выхода из кризиса роста социальных индикаторов – это одна история. Стабилизация, что мы прекратили падать так, как в 15 году – не исчерпывающее основание для оптимистических оценок. Что это означает. Мы сейчас должны хорошо понимать, что чем больше мы упускаем и отпускаем ситуацию с благосостоянием и доходами, тем менее вероятна точка старта, выхода на траекторию экономического роста и тем более болезненным, длительным и противоречивым будет процесс выхода их текущего состояния. При определенных обстоятельствах этот выход на траекторию экономического развития будет невозможен. Он наткнется на те социальные барьеры, которые мы не замечаем сейчас. Спасибо. 

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:
Часы работы: 10.00 – 17.00
По вопросам поступления
на бюджетную основу: +7 499 956-90-90
По вопросам поступления
на договорную основу:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82





E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления