Кто вы?

Интервью с директорами программ

 

Оценка качества бизнес-образования в России

27 Августа2019
Оценка качества бизнес-образования в России

Об актуальных вопросах оценки качества бизнес-образования, новых критериях и необходимости изменения системы рэнкинговых показателей рассказывает проректор, директор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС, президент Российской ассоциации бизнес-образования Сергей Мясоедов.

Новые критерии оценки качества бизнес-образования

Значение аккредитаций и рейтингов для потребителей бизнес-образования в условиях цифровизации, прорывных технологий и обилия информации постоянно возрастает. Потребители ищут добросовестные и надежные источники информации о ведущих бизнес-школах и университетах. Развитое в нашей стране «позвоночное право», заказные и непрозрачные системы оценки стимулируют интерес к зарубежным стандартам оценки качества. А обладатели ведущих международных аккредитаций и участники признанных в мире бизнес-образования рэнкингов все чаще учитываются бизнесом при выборе бизнес-школы. Кроме того, провозглашенный в стране курс на экспорт образования сделал актуальным для лидирующих российских бизнес-школ вопрос о вхождении в мировую элиту. На практике это означает курс на получение международных аккредитаций и участие в рэнкингах.

Каковы же достижения бизнес-образования России в этом направлении в течение последнего десятилетия? Из трех главных аккредитаций мира (так называемых аккредитаций «Тройной короны») высшую мировую аккредитацию AACSB International (Международная ассоциация по развитию университетских бизнес-школ) сегодня в России имеет лишь одна бизнес-школа – Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС. Расположившиеся в мировой классификации на втором месте, аккредитацию Европейского фонда развития менеджмента EQUIS в России имеют две бизнес-школы: ВШМ Санкт-Петербургского университета и «Сколково». Третью аккредитацию из «Тройной короны» – АМВА International – имеют программы магистратуры и МВА 15-ти ведущих бизнес-школ страны, в том числе ИБДА и ВШМ. В 100 лучших программ МВА и ЕМВА мира (по версии Financial Times) вошли две программы ИБДА РАНХиГС, реализуемые в альянсе с европейскими партнерами, а в число 100 лучших программ магистратуры (по версии Financial Times и британского The Economist) вновь вошла программа ВШМ. На этом присутствие российского бизнес-образования в знаковых международных рэнкингах, к сожалению, заканчивается.

Международные аккредитационные и рэнкинговые достижения ведущих российских бизнес-школ – это предмет особой гордости, и каждый новый взятый рубеж является знаковым. Поэтому не могу не отреагировать на появившиеся в прессе и соцсетях странные и непрофессиональные комментарии о том, что только международные рэнкинги являются реальным показателем качества, тогда как аккредитации уходят в прошлое. Подобное заявление направлено на противопоставление друг другу ведущих бизнес-школ страны, которых сегодня у нас и без этого до обидного мало. Нехватка таланта и экспертизы маскируются популистским псевдоправдоискательством и псевдопринципиальностью.

Международные аккредитации и международные рэнкинги – это всего лишь две стороны мировой оценки качества бизнес-образования. Утверждать обратное может либо невежда, либо человек ангажированный и недобросовестный. Добавлю, что бизнес-школы, не имеющие хотя бы части аккредитаций «Тройной короны», в серьезных международных статусных реэнкингах обычно не представлены. Однако само появление подобных комментариев и манипуляций фактами, с моей точки зрения, доказывает, что системы независимой оценки качества делового и управленческого образования до сих пор недостаточно. Поэтому попытаюсь дать краткую характеристику состояния этой независимой оценки образования в России и мире.

Вначале о независимой оценке качества бизнес-образования в России. С нашей точки зрения, эта система успешно завершает стадию качественного становления: на российском рынке начал работать ряд экспертных общественных объединений, которые проводят независимые аккредитации и стремятся дать потребителям объективную картину образовательного бизнес-ландшафта. К наиболее значимым можно отнести ежегодный и ставший уже традиционным «мягкий» рэнкинг программ MBA и бизнес-образования России, проводимый экспертами сайта www.mba.su. Характерной чертой этого рэнкнига является также нечастое для России равное отношение к достижениям как бизнес-школ, входящих в состав крупнейших государственных университетов, так и негосударственных инновационных структур.

Интересен новый рэнкинг, ориентированный на оценку развития предпринимательского потенциала выпускников вузов и бизнес-школ, который в последние два года проводит российское издание Forbes. Идет серьезная работа по разработке методологии рэнкинга участников рынка делового и управленческого образования России, в которой участвуют эксперты Национального совета по оценке качества делового и управленческого образования (НАСДОБР) и агентства «Интерфакс». Неплохо показало себя сотрудничество между Российской ассоциацией бизнес-образования (РАБО) и Аналитическим отделом РБК, благодаря которому в этом году во второй раз потребители услуг бизнес-образования в нашей стране получат развернутую характеристику российских бизнес-школ, составленную на основе подробной анкеты и целевого интервью с деканами.

За последние несколько лет группой специалистов из Екатеринбурга в сотрудничестве с журналом «Эксперт» было опубликовано несколько добротных рэнкингов бизнес-школ России и СНГ, где в качестве ключевого показателя рассматривается их международная деятельность. Лидерами, попеременно занимавших в последние три года первую строчку, были представлены инновационный негосударственный университет «АЛМА Ю» из Казахстана (2016 г.), ИБДА РАНХиГС (2017 г.) и ВШМ Санкт-Петербургского университета (2018 г.).

На этом перечень экспертных групп и достойных внимания национальных независимых аккредитаций и рэнкингов бизнес-образования в нашей стране можно закончить. Но стоит отметить, что оценка бизнес-образования требует специальной экспертизы, не совпадающей по критериям и подходам с оценкой вузовских программ. Для аккредитационных и рэнкинговых групп, бравшихся за оценку качества программ типа МВА, испытание специальной экспертизой и пониманием отличий, объективностью и неангажированностью оказались не по плечу.

Достаточно жесткая и устойчивая система оценки качества уже более 50 лет существует в рамках мирового бизнес-образования. Она состоит из двух частей: из ограниченного числа престижных и признаваемых всеми аккредитаций и из ограниченного числа рэнкингов СМИ, оценки которых считаются репутационно значимыми и брендообразующими. В основе мировой системы аккредитации находятся так называемые аккредитации «Тройной короны», где ключевую и наиболее престижную роль играет отметившая в 2018 г. 100-летие ассоциация AACSB International (Международная ассоциация развития университетских школ бизнеса). Без получения этой аккредитации, например, формирование стратегических альянсов и программ двух дипломов с ведущими бизнес-школами США, практически невозможно. Двумя другими аккредитациями являются АМВА International и институциональная аккредитация ЭКВИС Европейского фонда развития менеджмента (EFMD).

Роль аккредитаций «Тройной короны» и жесткость критериев оценки качества со всей полнотой выражены в двух цифрах: из 17 тысяч бизнес-школ мира полный пакет аккредитаций «Тройной короны» имеют менее сотни школ. Процесс оценки качества бизнес-школы и ее ключевых программ в процессе аккредитации ассоциациями «Тройной короны» – это тщательная проверка качества работы более чем по 10 показателям. Этим занимается группа экспертов на основании самоотчета и проверочного визита, а в случае аккредитации AACSB International – в ходе визитов в проверяемую школу каждые полгода в течение 5-7 лет. А вот рэнкинговое ранжирование бизнес-школ обычно носит заочный характер и осуществляется на основе анкетирования, опросов студентов и выпускников. Вместе с тем, важной для потребителя стороной рэнкингов является их ежегодное проведение, которое позволяет получить, хотя и не всегда полную, но актуальную и современную информацию о состоянии дел в бизнес-школах.

Рейтинги и рэнкинги в зависимости от методологии и методики выделяют в деятельности бизнес-школ несколько ключевых показателей. В упрощенном виде можно сказать, что победителей в рэнкингах обычно определяют на основе математических расчетов и формул, по количественным и реже качественным ключевым показателям деятельности. Поскольку эта методика дает большие возможности для объективного и сравнительного анализа статистических данных, считается, что «рэнкинги» более объективны, чем широко распространенные несколько десятилетий назад «рейтинги», которые, как правило, строятся на основе экспертной оценки сравнительно небольших групп специально отобранных людей. Именно большей объективностью объясняется растущая популярность рэнкингов среди потребителей услуг бизнес-образования. К объективным недостаткам большинства рэнкингов обычно относят их неполную верифицируемость и ограниченную прозрачность.

Как аккредитации «Тройной короны» дают признаваемое во всем мире подтверждение качества бизнес-школы и ее программ, так и в мире международных рэнкингов по бизнес-образованию признанием пользуется лишь небольшая группа оценок, ежегодно публикуемых в ведущих деловых СМИ. В эту группу, в первую очередь, входят рэнкинги газеты Financial Times и журнала US News and World Report. Вслед за ними идут рэнкинги Wall Street Journal, Businessweek, Forbes и Economist. Пожалуй, на этом список самых престижных рэнкингов заканчивается. Подчеркну, что, принимая и оценивая информацию от многочисленных бизнес-школ, ведущие мировые рэнкинговые агентства практически всегда придерживаются неписанного правила: не принимать к рэнкингованию бизнес-школы, предварительно не получившие хотя бы одну аккредитацию «Тройной короны». При этом даже в рамках аккредитации «Тройной короны», в первую очередь, ценятся аккредитации AACSB International и ЭКВИС (ЕФМД).

В сложившейся группе лидеры аккредитаций и рэнкингов обычно сотрудничают и поддерживают друг друга. Речь идет о дипломатической выдержке и политической корректности, здесь не принято открыто противопоставлять свои оценки оценкам коллег перед клиентами.

В эту сложившуюся систему рэнкингов бизнес-образования за последнее время попытались войти несколько прежде чисто университетских рэнкингов (например, рэнкинг QS) и несколько других с непонятной методологией, но активно себя продвигающие в интернете (например, рэнкинг EDUNIVERSAL). Ассоциации «Тройной короны» и другие ведущие рэнкинги бизнес-образования подошли к неофитам с большой долей скепсиса. Думаю, что было бы наивно ожидать, что рэнкинги неофитов в обозримом будущем смогут приблизиться к статусу и влиянию описанной ранее группы. Вместе с тем, следует отметить, что это не вызывает уныния у новичков. Хотя репутация и статус этих рэнкингов крайне невысоки, они привлекают большое внимание и еще большие деньги, собирая на конференции бизнес-школы, которые в силу разных обстоятельств не могут претендовать на вхождение в число лучших.

В ожидании изменения системы рэнкинговых показателей

В последние годы изменения деловой экосистемы планеты обусловили необходимость ревизии и пересмотра подходов и показателей, характеризующих качество бизнес-образования. С призывами пересмотреть просуществовавшую почти полвека систему показателей выступили за последнее время эксперты всех ассоциаций «Тройной короны» и целый ряд деканов ведущих мировых бизнес-школ. В нашей части мира призыв к ревизии системы оценки в международных рэнкингах нашел отражение в известном Манифесте CEEMAN – Ассоциации школ бизнеса Центральной и Восточной Европы, недавно сменившей название на Ассоциацию стран с динамично развивающейся экономикой. Манифест и предложения СЕЕМАN были активно поддержаны Российской ассоциацией бизнес-образования и всесторонне обсуждались на Гайдаровском форуме в январе 2019 г.

На протяжении полувека основными показателями оценки бизнес-школ, доминирующими в ведущих мировых рэнкингах, были доход и трудоустройство выпускников, дополненные их мнением о программах, преподавателях, администрации и школе в целом, а также мнением рекрутеров о подготовке, инициативности, предприимчивости и коммуникативных способностях выпускников. Кроме того, оценивалось мнение преподавателей о своей школе, мнение декана о перспективах развития, работа школы с выпускниками и членами наблюдательного совета, а также некоторые другие показатели.

В последних критических статьях и обсуждениях деканы передовых бизнес-школ и руководители ведущих ассоциаций отметили, что основные критерии успеха бизнес-школы – рост доходов и карьерный рост выпускников – должны быть дополнены рядом новых показателей. Например, утверждается, что оценка быстрого, в течение двух-трех лет после окончания программы карьерного роста выпускников, как и роста их доходов, не оценивает долгосрочного, кумулятивного влияния бизнес-образования на лидерский и предпринимательский потенциал, что становится крайне важным в условиях перехода на систему Lifelong Learning или обучения в течении жизни. Высказывается соображение, что в нынешних условиях не всегда те, кто дали скачок в первые два-три года, в дальнейшем показывают значительный карьерный рост или увеличение доходов. Новая ситуация требует поиска новых показателей, способных отразить кумулятивное влияние бизнес-образования на выпускника.

Второй часто предлагаемый для оценки показатель связан с качеством процесса обучения, с прорывными технологиями и цифровой экономикой, которые обеспечивают конкурентоспособность компании. Он должен измерить готовность бизнес-школы предложить методику и курсы, способные помочь бизнесменам адаптироваться к новым вызовам времени и изменениям экосистемы, освоить инструментарий, который позволит использовать возможности прорывных технологий для совершенствования деятельности компании и ее менеджмента. Практически реформаторы утверждают, что накопленные за последние десятилетия социально-экономические проблемы требуют особого внимания в программах бизнес-школ к равным возможностям для участия в процессе обучения и позже – для управления предприятием представителей различных рас, вероисповеданий и полов. Данный показатель обычно выражается в английском языке емким словом diversity. Еще одним обязательным новым показателем должен выступать учет фактора, который определяется по-английски как inclusiveness – создания равных условий получения образования для людей, обладающих ограниченными физическими возможностями.

Следующий новый показатель – это оценка ориентации бизнес-школы на устойчивое развитие экосистемы и бизнеса. Им предлагается уделять особое внимание продвижению и поддержке передовых компаний, которые заботятся об охране окружающей среды, инвестируют средства в развитие человеческого капитала, заботятся о внедрении энергосберегающих технологий, проявляя, таким образом, заботу о жизненных условиях и развитии в долгосрочной перспективе. В этой связи в аккредитационных системах ассоциаций «Тройной короны» и в ряде рэнкингов ключевым становится понятие impact, т. е. «влияние» или «воздействие» бизнес-школы на свою непосредственную деловую среду и университет, на свой город и регион, на свою страну и даже на другие страны. Оценивается способность бизнес-школы повлиять на происходящее в городе, регионе, мире через подготовку людей, которые мыслят прогрессивно, через введение в программы специальных курсов, связанных с социальной ответственностью бизнеса, деловой этикой, охраной окружающей среды, участие школы, ее преподавателей и администраторов в общественных ассоциациях и объединениях, волонтерской деятельности.

Акцент на социальную ответственность бизнеса, подписание бизнес-школой хартии PRME – принципов социально ответственного управленческого образования, разработанных при содействии ООН – находятся в зоне особого внимания. Это, в частности, стимулировало появление ряда специальных рэнкингов по социальной ответственности, результаты которых по нарастающей учитываются традиционными статусными рэнкингами. Например, корпорация Corporate Knights на протяжении ряда лет организующая на Давосском форуме специальную секцию для ведущих компаний и бизнес-школ, сделавших социальную ответственность и устойчивое развитие важнейшими стратегическими задачами, публикует на их основе собственный рэнкинг бизнес-школ. Аналогичную работу проводит швейцарский фонд Mission Possible, который оценивает бизнес-школы по их вкладу в решение общественных задач, позитивному воздействию на окружающую среду и прогрессивному изменению правового регулирования в целях устойчивого развития.

Наконец, в рамках обсуждения необходимости изменения системы критериев рэнкингов ведущих бизнес-школ мира все настойчивее звучит предложение ввести в рэнкинговую систему оценку «соответствия базовых экономических и управленческих теорий современным процессам в мире». Речь идет о новых теориях управления типа Аджайл и СКРАМ, теориях «голубого океана» и «бирюзового производства», ревизии экономической теории, основанной на посыле о рациональном поведении потребителя, и ее замене на поведенческую экономику, обязательном включении в программу практического инструментария и алгоритмов, позволяющих использовать прорывные технологии для совершенствования управления предприятием и наращивания личностного потенциала руководителя.

Очевидно, что в ближайшие годы система оценки качества бизнес-образования дополнится рядом новых показателей и требований. Поэтому можно говорить, что настала пора руководителям ведущих бизнес-школ страны, Российской ассоциации бизнес-образования, серьезным рейтинговым агентствам, экспертам по бизнес-образованию всесторонне обсудить наметившиеся изменения, провести серию конференций, направленных на выработку общей позиции по критериям оценки качества российских бизнес-школ и программ. Нам нужно объединить интеллектуальную экспертизу и наработки, чтобы поддержать динамику развития российского управленческого образования, провести работу по более активному включению российских бизнес-школ в процессы национальной и международной аккредитации, обеспечить их участие в национальных и международных рэнкингах. Это единственный путь, ведущий к получению нашими бизнес-школами статуса мирового уровня.

Оригинал статьи

Контакты

СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА



Многоканальный телефон:
+7 499 956-99-99

E-mail:information@ranepa.ru
ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Бакалавриат и специалитет:
Часы работы: 10.00 – 17.00
По вопросам поступления
на бюджетную основу: +7 499 956-90-90
По вопросам поступления
на договорную основу:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии

Магистратура:
Контакты приемных подкомиссий факультетов/институтов Академии
ПРЕСС-СЛУЖБА
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82





E-mail:press@ranepa.ru
Гостинично-жилой комплекс
119571, г. Москва,
Проспект Вернадского, д. 82

Телефон:+7 499 956-00-44+7 495 434-33-25

E-mail: reserv@ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления